• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
02:18 

Запись сто семьдесят седьмая.

Какое хрупкое чужое дыхание.

Мой вдох выдох - привычные и ритмичные. Я выдыхаю свободно, не задумываясь, не сомневаясь в том, смогу ли я ещё раз вдохнуть. Я знаю, что смогу. Нет ничего естественнее этого.

Тем страшнее дышать тобой. Или дышать с тобой? Мне сладко и страшно слушать твое дыхание. Когда каждый выдох глубокий, когда каждый вдох не контролируется мной. Страшно выпускать это из-под контроля. Твой вдох - мои два.

И порой страшны эти провалы, когда, я не задумываясь, задерживаю дыхания, ожидая твой вдох. Только тогда я чувствую, что мне не хватает воздуха, что я дышу слишком медленно, отчего сердце наоборот бьется быстрее, выжимая весь возможный кислород.

Вслушиваясь в чужое дыхание, можно действительно понять, какие мы невечные.





Прослушать или скачать Adele Skyfall бесплатно на Простоплеер

20:39 

Запись сто семьдесят шестая.

Хорошо холодным вечером греться мягким пледом и ноутбуком.

За окном падает снег.

"Хрум-хрум-хрум." Это яблоко.


02:32 

Запись сто семьдесят пятая.

Когда моя голова касается подушки, мне кажется, она шепчет мне свои сумасшедшие мысли.
И я прошу, прошу её разрешить мне окунуться в сон. Потому что утром надо вставать, потому что темнота пугает, а ночь готовит интересные сны.

Но подушка хочет поделиться мыслями. Я думаю, это она, потому что иначе я не знаю, почему они просыпаются в моей голове, когда погашен экран, а холодные ступни замотаны в еще не нагревшееся одеяло.

Быть может, это сама ночь шепчет мне что-то, радуясь внезапному собеседнику.

Она шепчет про время. Время - это бесполезное знание. Оно всегда идет с нами в ногу и в то же время никогда не касается нас. Оно всегда нам кажется чем-то таким длинным, растянутым, словно карамель в кондитерской.

Мы встречаем старых друзей и говорим: сколько лет! сколько всего случилось! как мы все поменялись.

Мы врем.

Время не имеет такой власти. То есть, длинное, привычное нам время. Ведь говоря "время" мы всегда думаем глобально: годы и годы.
Люди не меняются со временем. Они не меняются из-за времени.

Они меняются из-за секунд, мгновений.

Я это я. Я это я и сегодня и завтра и через десять лет.
Что-то действительно большое должно случится, чтобы мы внезапно поменялись. Поменялись до неузнавания. Но на это не уходят годы. Это мгновение, как нажатие на курок.

Всё остальное лишь последствие этого момента.

И всё же, время слишком быстро летит, чтобы его замечать.
Так быстро, что эти мгновения кажутся нам годами прожитой жизни, пропастью между тем, кем мы были и кем мы стали.

Это ложь. Время не может нас поменять.
Нас меняем мы.

Отключите меня от подушки. Я хочу спать, а не думать.

Раз тюлень, два тюлень.


@темы: Я, мир, чувства

00:20 

Диалоги.

"- Ааааа!
- Мрррмя...

Бах-бац-тыдыщь
- Что случилось?
- Кот сбил меня на повороте...."

"- Ссадина на локте похожа на колбасу.
- Что? На колбасу?
- Ну по цвету. На салями. Вот ту вкусную, помнишь?
- Я тебя обожаю.
- Я люблю салями!"

Алиса предупреждает: коты могут быть опасны для вашего здоровья, если это рыжие мейн-куны и они весят 7 килограмм.



@темы: диалоги

01:21 

Вас снова стало внезапно значительно больше.
Привет.

@темы: мир

01:20 

Запись сто семьдесят четвертая.

Это, безусловно, странная запись. И, наверное, совсем не та запись, которая должна бы быть после довольно долгого моего отсутствия здесь.

Но всё же.

Ванна - это такое волшебное место, где витают мысли.
Они кружатся там, в маленьких облачках пара, скатываются вниз по зеркалам на тяжелых каплях и плещутся в теплых брызгах от душа.

И, конечно, в такой насыщенной концентрации мыслей невозможно не подхватить пару-тройку себе. И начать их думать. *голос Филиппа за кадром: и в силу твоих женских особенностей ничего хорошего из этого не выходит* Очень опасное занятие в обычной жизни, но не в ванной. Они имеют свойство испаряться от горячей воды так же легко, как будто их и не было вовсе. И не важно, хороши они были или нет.

Мысли, как обычно витали в моей голове многоэтажными домами.
И на мою беду, они были весьма занимательными. И вот, когда я уже вовсю вела увлекательную беседу с одной мыслью, настало время смывать шампунь.

И тут я поняла, что в чрезвычайно увлекательном споре, я чрезвычайно увлекательно намылила волосы.
Мысль, испуганно пискнув, сбежала под потолок.

Колтуны! Сонма колтунов - вот во что вылилась моя беседа с мыслью.

Полбанки бальзама спасли меня от ножниц. Это стоило мне многих усилий и времени.

Потому! Будьте предельно осторожны!

Алиса предупреждает: обилие мыслей приводит к колтунам!


Вот такие чудеса.



02:35 

Запись сто семьдесят третья.

Меня безмерно удивляют теплые женские руки.

Вот так касаешься тонких пальцев, а они теплые-теплые. И сразу хочется отдернуть руку.

Мои пальцы всегда холодные, как будто под кожу впились острые льдинки Снежной Королевы.
Мои пальцы созданы, чтоб их грели теплые надежные руки.


03:48 

Запись серая, туманная.

Новогодняя суета больше походит на ожидаемый конец света.


Чем ближе этот день, тем больше паники и ощущение "последнего дня".


Подумайте.
Люди в магазинах сметают все с полок.
Тележками, как в последний раз.
Хмурые лица на улицах несут отпечаток озабоченности.
Они ищут.
Ищут продукты, из которых целый день будут готовить-готовить-готовить.
Чтобы затем уставшими упасть за праздничный стол и...оставить большую часть недоеденной.
Люди отчаянно ищут подарки. Мученически переводят уставший взгляд покрасневших от недосыпания глаз с полки на полку в поисках "а, может, вот это подойдет?"


И все ждут.
Ждут наступления окончания года. Последнего дня, его последнюю минуту.


Почему-то именно в этом году это чувствуется именно так. Может, виною тому серая туманная погода.
Или серые туманные настроения внутри нас.


И я, я тоже чувствую себя безмерно уставшей. Слишком уставшей, чтобы ждать начало нового года.
Потому я просто жду конец этого.


Но зато я точно знаю, что хоть один человек искренне обрадуется моему подарку.


02:06 

Записки из-под дивана.

Чтоб вы не сомневались.

При попытке подвинуть, получилось гораздо удобнее, да.


Ушла я спать под диван.

01:55 

Пробегая мимо.

Отчего-то, когда в душе селятся кошки-поскребушки, мой мозг, верный друг и соратник, превращается в моего худшего врага и добивает меня всевозможными грустными фантазиями.

От грусти давно придумано лекраство - сон.

Но моё место завоевано окончательно и бесповоротно.


Как один кот может лечь так, чтобы занять диван, на котором удобно могут умещаться четыре таких Алисы?

00:06 

Пробегая мимо.

Все коты кажутся такими маленькими и круглыми.



15:42 

Пробегая мимо.

В такие дни, как этот ко мне приходит синдром слизняка.

В такие дни мне хочется спать сутки напролет, не двигаясь понапрасну и ждать теплой и солнечной весны.


03:48 

Запись сто семьдесят вторая.

Иногда дни бывают такими занятными.


Сначала мне написал человек, который предлагает разную подрабоотку девушкам. Промоутерами, хостесс...
А закончилось это разговором о том, что он ненавидит женщин.


И ненавидит за то, что они "перестали быть девушками". Что стали карьеристками и все взяло и испортилось.


"- Природой женщина - это очаг любви. Ей детей растить и мужа любить.
- Очагу любви бывает жутко скучно не работать."


Мне было бы скучно, по крайней мере.

Потом мне написал кто-то.
И мы обсуждали чай. Кто-то из Эстонии и он просил у меня чай с лимоном. Но я предложила гранатовый.
Только налить его не удалось.

"- не получится
мы с тобой живем в разное время

- 00:42, разве очень разное?

- нет, не очень
я думала, у нас час разницы

- я же всего лишь над тобой

- наверное
только неудобно же чай лить наверх

- я могу перевернуться если что..."

Ещё столько надо записать. Но на ресничках сонный песок. Это волшебство, которому невозможно противиться.
Как звук колокольчиков на ветру.
Сон, сон, сон...







00:16 

Запись сто семьдесят первая.

Вечер.

Время, когда коты заводятся под диванами.

Еда становится особенно аппетитной.

А Алиса превращается в мумию. Бюджетный вариант, обклееный белыми салфетками.

Мои записи обрывочны, как и мои мысли.

Мне хочется больше снега. Я укроюсь им и до самой весны буду смотреть яркие сны.
Почему-то вспоминается детство. То детство, когда я ещё влезала в свою любимую красную кофту с кроликом.
Вспоминается только одно мгновение, так мало, но моя память устроена причудливым образом.
Как я стою с сетрой в зале в этой самой красной кофте и не менее красных колготках, а на пальце у меня почищенный шарик апельсина. Да-да, я помню, что неоднократно проделывала это с мандаринками. Но почему-то запоминается именно этот момент, этот день из давным-давно. И помнится только то, какой большой этот желтый шарик с белыми прожилками на моём тоненьком пальчике и какой он тяжелый.

Это было очень-очень давно.







11:27 

Внезапно вас стало очень много.
Кто вы и откуда? Давайте знакомиться?


00:04 

Запись сто семидесятая.

В мире происходят чудеса.


По городу ездят гигантские бутылки молока. Они курсируют в пробках на утренних улицах.


Останавливаюся трехвагонные трамваи. Длинные-длинные, как кислые конфеты-линейки. Подумать только! Трёхвагонные...


Падающий снег не попадает на язык.


Я прикрутила наконец-то ножку своего дивана.


В мире происходят чудеса.
Когда мы позволяем им происходить.





01:07 

Запись сто шестьдесят девятая.

Коты сворачиваются рогаликами.
Лужи на улице неправильные.

Где же ты, веретенце? Коснуться тебя легонько и уплыть в страну снов навсегда-навсегда.

А, может, не навсегда. Может, придет волшебный принц и разбудит поцелуем.
Главное, не вспоминать про изначальный вариант этой сказки.

Мне так надоело быть сильной.


00:40 

Запись сто шестьдесят восьмая.

Звезды сегодня яркие-яркие.
В небе живет зимний холод. От него их свет разгорается сильнее.

Горячая каша в стеклянной бутылке стреляется крышкой. У моей тени волчьи уши.

Я чувствую себя Красной Шапочкой, которая расправилась с Волком и по темному-темному городу бесстрашно несет своей бабушке целую банку горячей манной каши.

"Зараза...веди себя хорошо", - говорю я ей, когда она от моих шагов лижет мне озябшие пальцы.

Подростки у подъезда с тусклой лампочкой смотрят на меня круглыми глазами, от чего становится неуютно.

"Ну вот...из-за тебя меня принимают за психа..." - тихо бурчу я каше, ускоряясь и снова чуть расплескивая её.

"Бульк..." - виновато вздыхает она в ответ.


01:36 

Хорошо здесь, в дневниковской тишине.
Вдали от всего мира, кажется, что спрятался от всего того, что там, снаружи.
В избранном текут посты мирной рекой. Красивые картинки, сонные мысли.
Как бы я хотела, чтобы этот мир мог разрастаться и своей гармонией и тишиной поглощать все то, что твориться вовне.

Один мой знакомый рассказывал мне, что в мире так много бесцветных людей, потому что чем больше их рождается, тем больше душ приходит к нам диких, юных, пустых. Они в своей первобытной жестокости пытаются обезопасить себя и в них много слепой первобытной ярости, необходимой чтобы выжить. Что лишь перерождаясь вновь и вновь, душа учится любить, мыслить, она растет и мудреет. Но в мире все больше тел, все больше зеленых душ, не ведающих ничего пока что кроме страха и ярости, им рожденной.

Может, он прав.
Потому что я не знаю, откуда во многих такая жестокость. Мне хотелось бы забыть и, в то же время, не забывать.
Все знают, что творится сейчас в нашей стране.
Да, я считаю, что все эти сборы на Майдане - это ерунда. Это ничего не докажет. Но зачем, зачем посылать этих нелюдей избивать людей? Чем мешают так званные активисты? Ведь все понимают, они ничего не изменят. Покричат и разойдутся, как бы прискорбно это не звучало.

Но нет, сегодня в травмпунктах очереди.
Одна девушка же умерла от травм.
Множество пострадало тех, кто вообще не имел отношения к майдану, а просто оказался рядом.
Там были и подростки, и женщины, и пожилые люди.

Зачем спускать на них свору звере-людей?
Ведь им просто нравится убивать.

21:48 

Запись сто шестьдесят седьмая.

Никогда не спите под кулинарные передачи.

Суфле в моих снах, суфле в моей голове.


Дворец Памяти

главная