Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: красота (список заголовков)
00:34 

О девчачности души.

Торговый центр, утро.
Очередной магазин, на полке блузка с котиками.

Сестра: О, блузка с котами! Будешь мерить?
Я: Та ну! Я больше не буду покупать все вещи с котиками только потому что там есть котики!

Поворачиваюсь и вижу футболку.

Я: Ой, кроооолик!


Мой кроля на футболке похож на этого. А кто-то сомневался, что я её возьму?



@темы: чувства, мир, красота, Я

03:09 

Запись сто восемьдесят третья.

Мы просыпаемся. Просыпается солнце, просыпается ветер, просыпаются звуки. И еще комары.

Песни, треск сухой березы в костре, гитара и заходящее солнце.

Мне нравится Океан Эльзы, но когда эти песни поет Фил, они мне нравятся намного больше.

И я даже чуть-чуть подпеваю, я рада, что его голос заглушает мой.

А вот гитару не заглушает. Он поет громко, а музыка как будто вплетается в слова.

И мы играем-поем и жарим грибы с желтыми перцами, пока совсем не гаснет пламя. И гаснет солнце, оставляя дымные фиолетовые облака. Чей-то костер по соседству жаркий, танцующий, отбрасывает оранжевые тени на синие деревья.

А мы, уставшие, едем домой.

И Лёва еще смешно благодарит нас за то, что вытащили его из дому.

Как будто нам самим не понравилось.

А ещё у меня синяк на коленке и ссадина на спине.





@темы: Я, весна, друзья, красота, мир, чувства

00:05 

13.11.2013 в 23:59
Пишет Лиса-полуночница:

Стихотворный портрет для Леди Алисия
Леди Алисия

Когда природа теряет краски,
И в жизни нет уже нежных слов,
Лиса Алиса нам дарит сказки,
Про осень, торты и про любовь.

читать дальше

URL записи

@темы: красота

00:42 

Запись сто пятьдесят седьмая.

Сегодняшний день согревает меня.
В его холоде маленькими светлячками светятся человеческие сердца.

Оранжевый апельсин, заботливо почищенный. Хоть и надгрызанный Лисой, а потому почти безвкусный.
Она одна
Отогретые пальцы.
Грядущая встреча с другом.
Испанская каша из слов в голове.
Восхитительный рисунок в подарок.

Это то, что стоит помнить. Конечно, день полон не только радостей.
Зато я ими полна. И так хочется поделиться ими со всеми!
Если бы просто можно было взять огонек своего крохотного счастья и раздуть его по ветру словно семена одуванчика.

Если кто-то читает сейчас эту запись, будьте счастливы. Пусть чуть-чуть, но я так хочу, чтобы каждый смог ощутить что ему стало чуточку теплее в эту холодную осень.


@темы: Я, друзья, красота, мир, чувства

02:04 

Запись сто пятьдесят третья. С фотографией.

Я сегодня встретила короля Граната.
Он ютился в тесном ящике среди других гранатов-простолюдинов. С такими яркими красными бочками, светлыми бликами от ламп и маленькой короной на верхушке. Он сидел на самом видном месте, но никто его не замечал. От короны потерялся один зубчик, рядом вперемешку теснились бледные лимоны и важные апельсинки. И всё же, он был самым особенным из всех гранатов. Он словно Маленький Принц сидел в своем ящике, как на целой планете и смотрел вдаль, думая о...

О чем думают гранаты?

Я не могла его там оставить. Он показался мне слишком особенным. Потому я аккуратно несла его домой, стараясь не поломать хрупкую корону.


@темы: мир, красота, Я

01:43 

Запись сто сорок седьмая.

Яркое солнце светит в окно. Кажется, оно вышло специально, чтобы разбудить меня тогда, когда я могу ещё поспать в кои то веки. Потом оно осознает свою ошибку и весь день будет стыдливо кутаться в облака, лишь изредка показывая свои сияющие бока.

Гора посуды перед завтраком, куча высохших вещей на балконе.
Кофе с мороженым и горячий бутерброд. Вкуснота!

Мама развлекает меня беседами, пока я глажу непослушные рубашки и кокетливые оборочки.
Я сегодня отдыхаю.
Долго мучаюсь выбирая, что бы надеть. Хочется платье, черный плащик и высокие каблуки. Но их я с досадой оставляю на потом, на субботу или воскресенье.
Вместо этого смешная кофта с хохулей (выхухоль на украинском), джинсы и носки с лисомордами. Я вообще любитель таких забавных вещей. И носков в частности.
Кожаная курточка, чтоб спастись от ветра, и новенькие кеды, чтобы спрятать в них смешные носочки.

Сегодня мне не нужна компания. Бывает, когда меня совсем не тяготит одиночество в дороге. Я ныряю в метро и мне везет: сразу три юбилейных жетончика. С сожалением расстаюсь с одним из них. В наушниках играет музыка и я не достаю свою книжку. Я представляю, что я могу так же красиво петь по-французски, хотя не понимаю ни слова. Мне смешно от этого и я ничуть не смущаюсь от того, что не могу сдержать улыбку.

Лавируя меж укутанных по-осеннему тел, выскальзываю из метрополитена и, не выбираясь наверх, под веселую музычку ныряю в Глобус.
о покупках

Настроение приподнято, шелестит пакет с покупкой.

А затем, одна станция назад и ближайшее кафе.
Я подставляю щечку для поцелуя, хотя больше всего мне хочется тесно-тесно прижаться к любимому. Но нельзя. Смотрят же, а ему ещё командовать тут.
Я потягиваю свой безалкогольный мохито и читаю Диккенса. С витрины на меня призывно смотрит торт Вишенка.
Его ровненькие трубочки с аппетитными вишнями будто и вправду смотрят прямо на меня. Это уж точно выше моих сил.

"- Ура! Хоть Вы заказали, - с улыбкой говорит мне девочка-официант, - Весь день его всем предлагаю и никто не хочет, а ведь вкусный такой и только в обед сегодня испекли."

Я благодарно улыбаюсь и спешу попробовать.
А тут Фил ещё радует меня тем, что сбегает с работы пораньше и я почти прыгаю от радости.
У него дома я выбираю вязанную полосатую кофту. Мне нравится надевать его вещи. И ему это нравится тоже. Говорит, так я выгляжу такой домашней и уютной. А ещё говорит, что ему нравятся мои коленки. Я не очень понимаю, как они могут нравиться или нет, но мне не до этого. Я воюю с кастрюлей за макароны. Они то и дело норовят прикипеть, а я отбиваю их свободу столовой ложкой. Война выиграна с минимальными потерями. Промаслянные макарошки лавиной сбегают в тарелку прям на натертый сыр.

"-Макарошки атакуют сыр! Сыр в меньшинстве! Они поглощают его! Мваааааа-хр-р-хр
- Судя по звукам у тебя макарошки-зомби.
- Точно! Зомби апокалипсис в тарелке! Мваврррррр - издавая завывающие звуки энергично перемешиваю сыр."

Уже сонно и я сбегаю домой, боясь, что засну прямо здесь, а мне нельзя. Никак нельзя, хоть и хочется.

Пора раскладывать постель и устраивать себе уютное гнездо из подушек и теплого одеяла.

До утра.


@темы: Я, красота, мир, чувства

22:12 

Запись сто сорок пятая.

Просыпаясь сырым осенним утром, меня тревожит вопрос: А есть ли жизнь за пределами одеяла?
В тяжелых складках одеяла шебуршится воображаемая лиса.
Сырость-сырость-сырость. Она в воздухе и в земле. Она проникает в людей, пронизывает насквозь.
Небо серо-сизое латте. Как в стеклянном стакане облака слоями наплывают друг на друга, их подхватывает ветер, стирая красивые четкие линии оттенков и смешивая все в темно-серую массу. Идет дождь. Иногда светит солнце. Снова дождь. Снова серость. Сырой асфальт и сырое бесцветное солнце.
Это красиво, хоть и холодно и как-то...отрешенно.

В машине холодно. Моя нога инстинктивно тянется к воображаемой педали, когда мы подъезжаем слишком близко к машине впереди. На пустоту так сложно нажимать!
Я думаю о том, что кожаные сиденья, это холодно. Быть может, это красиво, может, даже престижно. Но это холодно и липко. Мне кажется, у кресла только два режима подогрева. Или "делаю вид, что работаю, но ничегошеньки не грею", или "сжечь! сжечь всё дотла!".

Мне так сонно, так сонно! И всё же сквозь полуприкрытые веки я смотрю на небо-латте.

А вечером удобные теплые сиденья, мягкое рычание под капотом. Туфли на каблуках под задним сиденьем и мягкие кеды поверх тонких чулок. С платьем, да.
Я люблю сумеречные улицы. Пропитавшаяся водой дорога и яркие огни машин, витрин и светофоров.

Я хочу запомнить это небо-латте. Буду пить его маленькими глотками из своих воспоминаний, потому что это было невероятно красиво.


@темы: красота, мир

18:33 

Моё лето в кругляшках. Греция.

00:48 

Запись сто тридцатая.

Бим-бам-бим-бам.

В моей голове колокольчики.
Они считают секунды, секунды до мая. До моего месяца.

Сегодня день открытий.

На улице жарко. Воздух испарился.
Я знаю, что скоро начнутся майские грозы, страшные и прекрасные в своей неистовости.

Так занятно смотреть на свои белые ноги в темно-синих туфлях. Их подошва такая тонкая, что кажется, будто я иду босиком. Это странное чувство невесомости, когда мягкая обувь не обнимает больше уставшие за зиму ноги в кокон защищенности.

На белой коже сине-зеленой лужицей разливается синяк. Веснушки чуят солнце и несмело проявляются на носу и совсем немного на щеках.

Да, у меня есть веснушки, вы знали?

Бим-бам-бим-бам. Весело летает воланчик от ракетки к ракетке.
Конечно, недолго. Кажется, завтра у меня будут болеть ноги от бесконечных приседаний.

Бим-бам-бим-бам. Стучат камешки, отлетая от носков мягких туфель.

На асфальте яркими мелками нарисована радуга.
Она чудесна! Но почему-то совсем не хочет оставаться на моей подошве и уходить со мной дальше.
Кто-то старательно зарисовал каждый её лучик. А рядом лежит бирюзовый мелок.

Я рисую дерево с витым стволом и листочками-сердечками.
То есть, я хочу нарисовать его, но мелок предательски кончается и моему дереву не суждено зацвести.

Цветут вишни, опадают абрикосы.

"- Так странно. Абрикосы знают, как им цвести. У них сначала появляются цветы, потом они опадают, и лишь после этого появляются первые листочки. А у вишни сразу и цветы и листья. И никто не путает. Потому что абрикоса знает, что она абрикоса, и как она цветет. А вишня знает, что она вишня, и тоже знает, как и когда ей зацвести. Никогда не раньше абрикосы, кстати. А вот яблоня...яблоня, может и не знает, что она яблоня. Очень уж она похожа на вишню. Но как бы она не была похожа, из её цветов получаются яблоки, а не вишенки. Даже у самой бестолковой яблони!
- Мммм....аааа...всё сложно..."


Димка не знает, что иногда меня пробивает на мысли вслух.
Димка - это мой друг со школьных лет. Он играет на барабанах и любит самолеты. Нам сложно о чем-то говорить, хотя и много общих интересов.
Зато мы каждый год играем в бадминтон и, кажется, у нас наконец что-то получается.

Бим-бам-бим-бам

Почему же люди не знают, когда им надо цвести?


@темы: мысли вслух, красота, друзья, весна

00:43 

Запись сто двадцать седьмая.

Сегодня зацвели абрикосы.

А я захотела стать зайчиком.
Но ноут разряжается.


@темы: Я, весна, красота, мир, чувства

16:27 

Запись сто двадцать пятая.

Когда-нибудь я проснусь рано утром и стану легкой-легкой.
В окно будет ярко светить солнце, а небо будет восхитительно голубым.
Ветер приподнимет занавески, обнимет меня, пощекочет ресницы.

Я засмеюсь. Вдохну глубоко-глубоко и стану легче воздуха.
Буду подниматься выше и выше, не чувствуя холода высоты. Я превращусь в солнечного зайчика и прокачусь по черепичным крышам далекого города.
Я не пропущу ни одного окошка, яркой вспышкой буду отражаться от пыльных стекол. И буду смеяться, смеяться, смеяться.

А потом растворюсь в бесконечном голубом небе.

Мне будет хорошо, правда.


@темы: чувства, мир, красота, Я

23:23 

Запись сто двадцать четвертая. Счастливая.

Понедельник. Утро.

Сегодня в 5.35 я шустро скатилась с верхней полки душного купе. Я прижалась к тебе тихонько, такому тихому и обманчиво беззащитному в утренней голубизне и сказала, что пора вставать. Мы почти приехали. Почти приехали из замечательного путешествия.
И только сейчас, набирая это на припылившейся за выходные клавиатуре, я понимаю, что ты выполнил своё обещание.
Ты подарил мне сказочный Львов.

каюсь

Всё-всё. Начинаю историю.

Пятница. Вечер.

Я сбежала задолго до того, как надо было бы выходить. Не могла я больше оставаться дома. Слишком устала, слишком-слишком! Я сбежала в весенних ботинках и клетчатом пальто. С не менее клетчатым зеленым рюкзаком за спиной. Я не чувствовала, что я уезжаю. Как будто просто вышла на прогулку. Как будто сегодня вечером я вернусь в свою постель. Как будто нет в маленьком кармашке, спрятанном глубоко внутри зеленой клетчатости, четырёх билетов на хрустящей под пальцами бумаге.

"Мы сбежим сегодня, сбежим-сбежим-сбежим" - говорю я себе, не веря собственным словам. Как будто не мои мысли. Как будто не мне они.
Я оставляю ощущение легкой вины за спиной, не хочу о ней думать. Я сбегаю из своего дома. А потом мы вместе сбегаем из твоего. Твоя мама вновь пытается меня закормить и я покорно запихиваюсь яблоком. Почему вежливый отказ никогда-никогда не работает? Но не важно. Яблоко съедено, а мы сбежали. На улице холодает, а солнце скрывается за деревьями, за дорогой и мостами. Ловко перекувыркивается через горизонт и всё. Город в темноте и фонарях. Всё привычно. Гуляем. И ты в третий раз спрашиваешь, взяла ли я билеты. Ещё раз и я тебя таки укушу!

На кассе я предъявляю тебя вместо паспорта. Тебя ближе искать.

Впереди вокзал. Он полон жизни и подозрительных личностей. Ещё полтора часа и мы бродим туда-сюда. Я порываюсь атаковать киоск с пончиками, но я обездвижена в профилактических целях. Но тут на табло появляется номер колии и пончики мгновенно позабыты. Мы бежим за прибывающим поездом. Не знаю, зачем, просто бежим, опережая шумную толпу школьников. И ты радуешься, что плацкарт нам не достался. Как и два-три класса орущих подростков в придачу к нему. С нами двое попутчиков. Какой-то непонятный дядька и мальчишка-студент. С первым я бы ни за что сама не заговорила. Но ты не я. Всего часик разговора и он уже не кажется таким подозрительным. А утром, выпрыгивая из вагона, он садит нас на трамвай и сорок минут водит по спящему центру под дождевой моросью. Пока мы не взываем с мольбой указать нам на место, где можно было бы перекусить.

В центре почти никого. Можно хорошо рассмотреть всю площадь. Такую, какая она есть. Такую, какой она бывает, до того, как наряжается в шумные толпы. Красота. Конечно, мне нравится черный дом. Его нельзя не заметить. Он и вправду первое, что я вижу, когда мы входим на площадь. Совсем не мрачный, как по мне. Потертости и трещины делают его даже нарядным.

Ты покупаешь чай в Макдональдсе. Его никто не пьет. Зато он греет пальцы. Они, правда, ещё не замерзли. На улице капает дождик и мой мягкий капюшон покрыт крошечными капельками. Которые, конечно, оказываются на твоем лице, когда я обнимаю тебя. И ты в отместку елозишь скользким капюшоном своей ветровки по моим щекам. Я отбиваюсь и смеюсь одновременно. Пора охотиться на завтрак. Мы возвращаемся на площадь. Странно, что когда я думаю о площади, мне представляется круг или какая-то неправильная фигура. А тут квадрат. (Или прямоугольник?) И множество туннелей-улочек между домами. От дождливого утра мы прячемся в кафе, в котором мы первые посетители. И завтрак восхитителен, хоть он и трудом помещается на маленьком круглом кофейном столике. Тут уютно. Но мы сюда не вернемся. Не в этот раз.

А потом ты предлагаешь заблудиться. Я с энтузиазмом киваю и тяну тебя за руку к красным воротам старого дома возле собора. Мой взгляд утыкается в табличку. ул. Федорова 1.
Заблудились. Мы смеемся. Вот так заблудились. Это дом, в котором мы будем жить. Через час приедут хозяева, чтобы провести нас на третий этаж и отдать ключи от уютной квартиры. А пока что мы исследуем. Внутри мы будто внутри квадратного колодца. Над нами небо в рамке застекленных балконов. А ещё там на небольшой пристройке у стенки сидит кошка с седыми ушами и носом. Дождь капает, кошка не обращает на меня внимания.

Но вот показалось солнышко. Мы исследовали уже две подворотни в окрестностях и ты даже угостил "интеллигентного львовского клошара" сигаретой. Клошар - это вроде как бомж по-французски. Но я не знаю французский и даже не знаю, правильно ли я это написала.

Приехали хозяева квартиры со шваброй наперевес.

Мы поднимаемся по витым деревянным ступеням, стертыми по краю временем и тысячами тысяч шагов.

Через деревянную покрашенную в кирпичный цвет дверь мы попадаем в узкий коридорчик. Там уютно жмутся друг к другу мешки с картошкой и луком, стоит шкаф и натянуты три бельевых веревки с влажным бельем. Даже мне с трудом удается лавировать в узком оставшемся проходе. Тем занятнее, что он заканчивается современной металлической дверью. Сбоку ютится другая дверь, более подходящая для этих скрипящих полов из крашенных досок. Но своих соседей мы не увидим за эти два дня. Это и к лучшему. Мы довольно шумные жители.

Попадая в квартиру, кажется, что это не может быть тот самый дом, в который мы входили. Внутри очень современно, чисто и уютно. Правда прохладно. Хочу сказать, что хозяева замечательные люди и квартира чудесная. Заселили нас намного раньше, чем должны были бы, а выселили на пару часов позже.

Конечно, мы немного задержались внутри, приводя себя в порядок после поезда, и давая себе время понежится в постели.
А тем временем из-за облаков выглянуло солнце, а завтрак благополучно оказался забыт. Мужской организм - он такой. Не успел поесть, снова голоден.
В соседнем доме расположилась уютная кнайпа - пицца на дровах. Вкуснейшая штука! Восхитительно было наблюдать, как она летает в руках повара и становится больше и больше. А цены за кофе здесь были приятнее.
Запасы были пополнены, погода улыбалась нам ярким солнышком и мы ушли знакомиться с городом. Забежали в музей-аптеку, посмотрели на гигантские ампулы и всевозможные мензурки и реторты.

Наверное, очень долго будет перечислять все, что мы делали. Я наконец-то путешествовала так, как я хотела. Без обязательных музеев, популярных мест. С множеством улочек и подворотен. А в очень скором времени наше путешествие превратилось в гастрономический тур. Во Львове бесчисленное множество кафе и каждое со своей особой атмосферой, настроением. Совсем не так, как в безликих сетях одинаковых ресторанах, которые одинаковы и в разных частях города, и в разных городах.

Кофе лилось рекой. Я, кажется, выпила годовую свою норму за эти два дня.
В Медивне, наверное, вкусная медовуха. Но я совсем не люблю алкоголь, потому не могу его и нахваливать. Зато сало там восхитительное. А подаваемая с ним горчица пробирает до глубины души. Вкуснота!

Потом было много подворотен, много блужданий, много людей, много-много уютных двориков. Настолько много, что мне казалось, я упаду на кровать и засну, не раздеваясь.
Но нет. Заснули мы нескоро.

А утром ты сбежал на кухню готовить завтрак. Моё сознание летало на границе сна и яви, я слушала как ты гремишь тарелками, как скрипит пол от твоих шагов.
Ты знаешь, ты милый утром. На голове все торчит в разные стороны, щеки опухшие от сна и полуприкрытые глаза. А ещё ты молчишь и я старательно отгоняю мысли, что ты чем-то недоволен. Впрочем, я тоже хороша. Длинные волосы растрепались и вокруг моей головы пушистое облако, а на плече отпечаток складок простыни.

Может, я излишне романтична. Но мне нравится наслаждаться тобой.
И гренки твои восхитительны. Правда, сковороду отмыть до конца так и не удалось.
И даже сахар в чай ты положил так, как я люблю.

Нас ждет ещё один день путешествия.

Мы ели жареные каштаны и мерили смешные очки в магазине. Ты, конечно, выбрал себе новые "на убой". Мне они совсем не идут, но это не мешает напяливать их на себя. В них так темно! Как ты будешь в них кататься на велосипеде?

Единственный невкусный кофе - это кофе с велокофейни. Даже не невкусный. Обычный. Оно того не стоит.
А ещё оказывается, что вчера мы потратили уйму денег. Почти все на еду и кофе с чаевыми.

Потратить их на "концерт органной музыки" было большой ошибкой. Во Львов два таких органных зала. Мы явно выбрали не тот. Если будете во Львове не идите в тот, что в музее истории религии. Там маленький грустный орган, над которым издевается злая тетка, пропуская уйму нот, которые она не успевает сыграть. Помещение там аленькое и совсем неправильно для органа, звук разбивается о низкий потолок и стекает по округлым стенам. Мне жаль, так жаль этот орган! Он совсем не там, где должен быть и его клавиш касаются неумелые грубые руки. Мы сбегаем после четвертой композиции. Это невежливо, но то, как это звучит, невыносимо. В другой раз мы обязательно не поленимся пойти в тот, другой.

Мы убегаем, убегаем, убегаем. Ты злишься на такой концерт. Ты больше разбираешься в музыке.
Мы не смотрим, куда идем, просто оказываемся на углу возле "Кофейной копальни".
И я вспоминаю, что вчера видела заметку об этом кафе в интернете, потому тащу тебя поскорее внутрь.
Внутри вкусно пахнет кофе. За стеклом парень в темном фартуке обжаривает зерна на специальной машине. А очередь в кассу за кофе закручивается, как улитка.
Длинный-длинный коридор заканчивается большим зеркалом и кафе кажется бесконечным. Почти все места заняты. Я интуитивно сворачиваю в единственное ответвление и вижу винтовую лестницу вниз, в темноту. Конечно, мы спускаемся.

Нам выдают каски с блямбами "Львiвська копальня". Она не держится на моей голове и, кажется, я в ней очень смешная. Мы бродим по темным кофе-шахтам и ты слушаешь мои восхищенные писки.
Пока не доходим до места. Это самый удивительный кофе, который только можно придумать.
Мой - с карамельной корочкой. Парень в комбинезоне и каске запаивает корочку из сахара, корицы и молочной пенки паяльной лампой. Удивительно, но чашка остывает очень быстро.
Твой кофе ещё более горящий, чем мой. Горит водопад из алкоголя, который льется тонкой струйкой из бокала в металлическую чашку. Горит и деревянный стол уже, но кофейный шахтер привычно гасит все хлопком ладони, ещё до того, как я успею пискнуть. Твой кофе горький, очень горький. А мой сладкий, карамельную корочку я бережно снимаю ложкой.

Мы все ещё забегаем в подворотни.
И все ещё заходим в интересные кафешки. Например, с выпечкой. Тут висят сотни всевозможных скалок и умопомрачительно пахнет ванилью и свежей сдобой. Но в меня уже не влезет ни кусочка. Потому я просто думаю "в следующий раз обязательно!". То же, когда мы натыкаемся на "самое дорогое кафе". Там за самые простые заказы приносят громадный счет и цену сбросят настолько, насколько сможешь сторговаться. И ещё много-много всего.

Сегодня намного холоднее. Мы коротаем время до поезда в скверах. Я даже взбираюсь на очень высокий пень.
Уже не так много времени осталось. И мы идем в "кав'ярню на бомбетлі" - милое и уютное заведение, где не так много еды, сколько пива. И вкусная колбаса с непроизносимым названием.

Уже темно. Мы ждем трамвай, который отвезет нас на вокзал. Я в капюшоне и твоих очках. Мне холодно и я дрожу. Потому я прыгаю и говорю, что я беглая рок звезда, а ты мой телохранитель. Правда я совсем не умею петь. В отличии от тебя. Так что рок звездой быть тебе. И приходится менять легенду. Теперь я беглая принцесса. А ты рок звезда, которая сбегает со мной. Ты с сарказмом заявляешь, что какая ты рок звезда, если тебя никто не узнает. Но это все неважно.
Неважно. И неважно. И все ещё неважно.

Вот мы и на вокзале. В темноте мы бежим по перрону. Просто так. Ты удерживаешь меня за рюкзак, а я упорно тащу тебя вперед, размахивая руками как самолет. Ты, конечно, сильнее. Мы смеемся и бежим вперед за своим тринадцатым вагоном.

Это почти конец нашего путешествия. Завтра тебе на работу, мне - домой. Завтра нас встретит дождливый Киев.

Но пока мы ещё на платформе во Львове. И другого города пока не существует.

Я люблю тебя.



А завтра я обязательно добавлю фотографии.

@темы: Я, весна, красота, мир, путешествия, чувства

01:08 

Запись сто третья.

Сегодня, протискиваясь в узких коридорах тел подземного коридора, я увидела нежность.

Свою любимую нежность - белые тюльпаны.
Их трогательные лепесточки, смущаясь, жались к стебельку. Обернутые шелестящим целлофаном, отражающий желтый свет безумной вечерней жизни, они казались островком чистоты и надежды.

Не знала, что тюльпаны бывают зимой.
Даже такие, тепличные, искусственные по своей сути, они восхитительны. Рожденные во время, когда их не должно и не может быть, они хрупкие, как снежинки и век их так недолог.

Как-то так случилось, что я когда-то полюбила белые тюльпаны. Просто так, поняла, что это те цветы, которые приносят мне радость самого своего существования, а не символа, вручаемого от случая к случаю. Я равнодушна к цветам в вазе. Они красивы, но мне все равно, стоят там розы или георгины. Или какие-либо ещё. Я, знаете, не сильна в этом. Они прелестны в момент, когда их дарят. Или когда их даришь ты. Но затем они становятся частью комнаты. Временным украшением. Они будут прекрасными и все же, изо дня в день я практически не буду их замечать. Почему-то, только белые тюльпаны и ландыши мне не безразличны.

Как же ещё далеко до весны.
А я так хочу белых тюльпанов и ландышей.


@темы: чувства, мир, красота, весна, Я

01:34 

Запись девяносто девятая.

Если бы я была циником, я бы сказала, что Новый Год, это когда в магазинах полно людей, закидывающие в корзину все, до чего дотянутся руки, а в маршрутках деды морозы с белыми ватными бородами и предательски блестящими молодыми глазами.
Если бы я была циником, я бы сказала, что Новый Год, это когда в отделах с кучей женских побрякушек вместо привычно гуляющих любующихся блестяшками девушек, растерянные и несчастные парни, взирающие на сотни сотен крошечных и так мало различимых непонятных штуковин.
Если бы я была циником.

Но я-то не циник.

Потому меня радуют яркие огоньки в витринах магазинов, дети с санками на горках, сверкающий снег в десятиградусный мороз, припрятанные на будущее бенгальские огоньки.
Тихие островки, защищенные от ветра, когда холодный воздух не щипает щеки, а ласково касается кожи, почти неощутимо. И пускай я понимаю, что водителям сейчас несладко, но мне безумно нравятся дороги припорошенные чистым белым снегом, ещё не разъеденным едкой солью.

Есть такие моменты, когда понимаешь, что все то, что тебе так хочется, вся красивая жизнь, запечатленная на нежных, чужих, далеких фотографиях, на самом деле у тебя есть. Красота заснеженных ёлок, тишина падающего снега, уют в доме, вкусные запахи сладкой выпечки и хвои. Мелкие красивые вещицы, теплые варежки - чем они хуже фотографий?
Просто в беготне секунд, мы не замечаем этих застывших во времени чудесных моментов.

Но иногда, все таки я чувствую, что никуда за ними бежать не надо, не нужно о них мечтать, как о далеком полете в другую вселенную. Просто вовремя остановиться и понять.
Вот я вытаскиваю пленку из папиного Зенита. Вот открытки, сонно покачивающиеся на подвешенном сегодня к полке мобилю. Крохотная ёлочка на столе, не такая ароматная, но живая, ежедневно поливаемая. И, кстати, очень колючая. Длинные рукава кофты, наполовину закрывающие ладони. Подарки, старательно запрятанные в столе вместе с удушенной моими тратами жабой.

Нужно уметь остановиться и осмотреться.

Только настроение, как попрыгунчик, скачет вверх-вниз, вверх-вниз.

Живём.




А когда-нибудь, может, сбудется мечта о тихом уютном домике в горах на рождество, заснеженном лесе и теплом камине с потрескивающими настоящими дровами.
Банально, но так хочется.

Только пусть там ещё будут лисицы и олени. Ведь можно так?

@темы: красота, мир, чувства

02:07 

Запись девяносто восьмая. Короткая.

Сегодняшний вечер, как капуччино.
Небо шоколадное, снег, как пенка. Перевернутый капуччино. И падающие сахарные снежинки блестят в свете теплых фонарей.
Точно-точно.

Только это капуччино для Снежной Королевы. -14. Холодно же.



А ещё я гладила мягкую кошку.

@темы: Я, красота, мир

01:34 

Запись девяносто седьмая.

Снежинки играют в салки в воздухе. Они вертятся, суетятся, убегают друг от друга, кажется, даже прыгают вверх и в стороны.
Из года в год они танцуют свои волшебные танцы, улетая ввысь и опадая белым покрывалом на землю. Каждая уникальная, каждая рожденная воздухом, водой и своей неповторимой мелодией.

Это дает надежду на снежную Новогоднюю ночь.
Как забавно, крохотные холодные кристаллы дарят ощущения чуда.

Скоро запахнет сосной и в окнах заблестят разноцветные лампочки гирлянд.

Кто-то скажет, запахнет мандаринами. Но почему-то я никогда не связывала запах пряных корок с Новым Годом.

Иногда я просто их люблю.
Вот занятно, мандарины и нектарины не растут там, где зимой холодно.
Но и те и другие гораздо вкуснее, когда ешь их охлажденными. Просто нектарины живут в холодильнике, а мандарины впитывают зимний ночной мороз на балконе.


@темы: мир, красота, чувства

18:18 

Запись девяносто пятая.

Синее время, подушка на полу.
Батарея, мягкий плед.
Снег за окном.

И тишина. Время помечтать.


@темы: красота, мир, чувства

02:21 

Запись девяносто четвертая.

"Я так хочу снег. Так хочу, чтобы мой мир закутался в белую теплую перину, как я в свой полосатый плед"

Моё желание исполнилось.
На третий день зимы в мой город пришел снег.


много деталей

Как меняется мир, стоит лишь посмотреть на него чуть-чуть по-другому. Например, сверху.
Нет, я не говорю о птицах или самолетах.
Просто чуть выше, чем собственный рост. Чуть выше чем собственный рост и высота бордюра вместе взятые.

Например, деревья. Снизу они кажутся такими равнодушными. Их толстые стволы, будто в теплых снежных носках, да далекие кроны высоко-высоко. Им нет до нас дела. Можно стоять, задрав голову кверху, а дерево так и останется далеким и равнодушным.
Но стоит подняться чуть выше (например, как я сегодня, когда дорога не вровень с лесом, а чуточку выше, как если постоянно едешь по мосту), и все меняется.
Ты видишь не черные палки и паутинку кроны уснувших на зиму гигантов. Только так ты понимаешь, что вовсе они не спят. По крайней мере, не сейчас. Сейчас они рады первому снегу. Они, как дети, тянут свои тонкие палочки-ручки к небу, ловя хрупкие снежинки. Они кажутся очень милыми и забавными. Как же они меняются! Надменные снизу, такие искренние и непосредственные, стоит подняться чуть выше самого себя.

Сосны, конечно, укутаны в еловые шапки. Я смотрю на них и думаю о маме и папе. У них точно так же на пушистых зимних шапках оседают снежинки в тихий зимний снегопад.

Мне нравится природа за окном медленно едущей маршрутки. Здесь не голая земля.
Небольшие запруды, болотца, осока вокруг, ажурные кусты, засохшие зонтики каких-то цветов. Занятно видеть, как мутная вода ещё не скована льдом, но уже подернута легким киселем нарастающего мороза. Мне хочется выбежать из автобуса и оббегать с фотоаппаратом все вокруг. Только вот он остался дома. Да и как я вернусь то сама?

Маленькие елочки такие трогательные. Иными их не назовешь.

Конечно, на ощупь летающие хлопья снега вовсе не такие мягкие, как кажутся. Улыбок в городе, кажется, не прибавилось в мое отсутствие. Самой сложно улыбаться, когда с каждым шагом небо кидает в тебя очередной снежок. Но внутри мне радостно. И радостно, когда я, добравшись до дома, наевшись до отвала, кутаюсь в теплый плед.

Ненадолго, конечно. Потому что за окном слишком красиво. Уже темно и оранжевые фонари красят снег. Он летит мелкой крошкой, сияет, как блесточки. А ещё он колючий. Тоже как блестки, но, в отличии от них, тает на языке. Наш дворик окружен высокими стенами дома. Небольшая бухточка спокойствия, где ветер не терзает крохотные снежинки, кидая их из стороны в сторону. Они танцуют свой хитрый танец, очень быстрый, очень хаотичный. Я, конечно, не удержалась и на капоте ближайшей машины нарисовала морду довольного кота. Пусть простит меня хозяин. Но снежинки скроют мою маленькую шалость уже через час.

Кое-где снег тает. Позже это превратится в неприятную коричнево-серую жижу.
Но сейчас я думаю, что он очень похож на сахарную пудру смешанную с лимонным соком. Я делала такую для глазури на печенье.

Потом домой, греться, купаться, танцевать и спать.
Даже сейчас снежинки неустанно кружатся, пары небесных танцоров оседают на землю, их сменяют новые и новые танцующие блестки.

Пусть они принесут людям волшебные сны.

Так за один день в мой город пришла зима.


@темы: красота, мир, чувства

00:35 

Запись девяносто третья.

Мне снились ёжики.
Белые полулысые эжики-альбиносы с розовыми носами и пяточками. Они сбегали из загона (!) и пытались разбежаться кто-куда. При этом стоило преградить им дорогу ботинком, они становились на задние лапки, толкали ботинок передними и всхлипывали. А кроме того, они разговаривали. Пищали тонко-тонко и что-то лепетали. При этом мне было их безумно жаль, но я не могла поступить иначе, потому что они все отчего-то ползли в сторону дороги, где их точно бы переехали.

Ну и сны.

Это после того, как вчера мне дали подержать крольчонка? Очаровательное создание, такое крохотное, невероятно мягкое с крохотными ушками. Им рекламировали некий зоопарк в торговом центре (оказывается, и такое бывает). Он намного легче котенка, а его крохотное сердечко бьется очень быстро, кажется, гораздо быстрее, чем скачет на часах секундная стрелка. Подержите в руках кролика и ваш день станет лучше!

Я теряю свою сказочность повествования. Мне нужен снег и новые впечатления.


@темы: Я, друзья, красота, мир

02:33 

Сегодня в нескольких строчках. Или запись девяностая, часть вторая.

Утром я встретила презабавную белку. Её хвост был пушистый и аккуратно закруглен на кончике. И сам кончик был белым примерно на одну треть.

"Как ёршик для унитаза" - в унисон заметили мы.
Но орех ей всё же дали.

Читаю новую книжку. Это фантастика, но примечательно то, что она на украинском языке. Я только заметила, что прошло не менее пяти лет с тех пор, как я читала художественную литературу на украинском. В целом, неплохо. Но почему-то непривычно.

Мысли, мысли, мысли.

Сережа на работе:
"- Я чувствую себя гамбургером из эконом-предложения
- Это как?
- Это когда ты такой же гамбургер, как и все остальные, ты ничем их не хуже, а, может, даже и вкуснее...но стоишь вполовину дешевле"
Может, это не его идея, но я такое слышу впервые, потому смеюсь.

Снова мысли. Их у меня много.

Попадание на День рождения лучшей подруги в момент бытия там её родственников чревато перееданием.

"Ешь, от тебя ничего не осталось!" - ох уж это желание закормить вусмерть.

Темнота, прохлада, небо с синим отливом.
Луна сегодня в пышном бальном платье и дымчатой вуали.

Красиво.

Но так хочется спать...


@темы: мир, красота, друзья, Я

Дворец Памяти

главная