• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: мир (список заголовков)
00:55 

Запись сто сорок шестая.

Маленький костер из сухих веток и порванной тетрадки. Он то и дело норовит угаснуть. Я бы не смогла его разжечь, а вот Димка смог. Обгорающий зефир на деревянных палочках. Первый разбухший, подгоревший, горячий и жидкий внутри, обжигает губы. Второй - идеально зажаренный, с карамельной корочкой, слегка посеревший от чадящих сосновых веток и коры. И, конечно, он предательски соскальзывает с перегоревшей палочки на выложенные ритуальным кружочком камешки вокруг крохотного костра. И смешно и чуть досадно. Димка по-джентельменски отдает мне свой, почти готовый. Всего часик на окраине парка. Час на то, чтобы побыть чуть-чуть счастливыми просто так. Так занятно, мне всегда сложно с ним о чем-то говорить, хотя знакомы мы уже столько лет, сидели вместе за партой и, кажется, он даже когда-то в меня влюблялся. Мы сейчас чуть больше похожи на тех детей, которыми были. У меня снова отрасли длинные волосы, а он состриг свой рокерский хвостик. Через час мы разбежимся, он на работу, а я по делам. А расплавленный зефир так и останется лежать на темных камешках, пока его не смоет дождь.

Вечером меня потянет на подвиги и я буду печь печенье. Тоненькое и хрупкое, очень сырное. Вторая партия, конечно, подгорит. Печенье ревниво. Оно не терпит, когда моё внимание хоть ненадолго отвлечено на что-либо ещё. И я принимаю действительно взрослое решение: мужественно съедаю самые невкусные, те, что подгорели возле задней стенки духовки. Первая партия чуть бледновата. Папа проходит мимо и я, вырезая формочкой новую партию, вижу краем глаза, что он берет одну-другую.

"-Как печеньки?- слышу "хрум-хрум"
- А я их ем разве? - "хрум-хрум"."


Берет ещё одну и уходит в зал. А я смеюсь. Иногда мой папа такой забавный.

Это мои воспоминания про понедельник. Он не всегда бывает тяжелым.


@темы: Я, друзья, мир

22:12 

Запись сто сорок пятая.

Просыпаясь сырым осенним утром, меня тревожит вопрос: А есть ли жизнь за пределами одеяла?
В тяжелых складках одеяла шебуршится воображаемая лиса.
Сырость-сырость-сырость. Она в воздухе и в земле. Она проникает в людей, пронизывает насквозь.
Небо серо-сизое латте. Как в стеклянном стакане облака слоями наплывают друг на друга, их подхватывает ветер, стирая красивые четкие линии оттенков и смешивая все в темно-серую массу. Идет дождь. Иногда светит солнце. Снова дождь. Снова серость. Сырой асфальт и сырое бесцветное солнце.
Это красиво, хоть и холодно и как-то...отрешенно.

В машине холодно. Моя нога инстинктивно тянется к воображаемой педали, когда мы подъезжаем слишком близко к машине впереди. На пустоту так сложно нажимать!
Я думаю о том, что кожаные сиденья, это холодно. Быть может, это красиво, может, даже престижно. Но это холодно и липко. Мне кажется, у кресла только два режима подогрева. Или "делаю вид, что работаю, но ничегошеньки не грею", или "сжечь! сжечь всё дотла!".

Мне так сонно, так сонно! И всё же сквозь полуприкрытые веки я смотрю на небо-латте.

А вечером удобные теплые сиденья, мягкое рычание под капотом. Туфли на каблуках под задним сиденьем и мягкие кеды поверх тонких чулок. С платьем, да.
Я люблю сумеречные улицы. Пропитавшаяся водой дорога и яркие огни машин, витрин и светофоров.

Я хочу запомнить это небо-латте. Буду пить его маленькими глотками из своих воспоминаний, потому что это было невероятно красиво.


@темы: красота, мир

00:54 

Запись сто сорок четвертая.

Сушу голову, как заправский рокер на концерте. Это смешно, но мне горько.

Мучить-мучить-мучить людей.
Это нечестно. Нечестно, что так случается. Я не хочу никому причинять боль. Мне нравится общаться с человеком. Ну зачем, зачем ты влюбляешься в меня? Ты знаешь, что это невозможно. Я знаю, что тебе больно. Я знаю, что не смогу ответить взаимностью. Как же так? Против воли, против всего. Это нечестно. Ненавижу это. Это не тешит моё самолюбие, это только добавляет горечь. Потому что я ненавижу, когда плохо людям, которые мне нравятся. А я ничего не могу с этим поделать. И моя жажда удержать этих людей только усложняет всё. Потому что это МОИ люди. Совсем мои. Я так чувствую.

Моё настроение скачет. Погода меняется поминутно. Теплое солнце, остывший ветер.
Холодный-холодный дождь, он такой колючий. Я плачу, тревожусь, смеюсь.

Шоколадный шоколад в шоколадном шоколаде. Там много, что хочется закусить соленым огурцом или кусочком колбасы.
Но он успокаивает.

Снова осень и снова мне кажется, что лета никогда не было. Что не было весны, что это все только сон. Только осень настоящая, только зима с холодным небом и остывшей землей существует. Трава ещё зеленая, но какой ненастоящей она кажется! Я не вижу её. Сквозь неё виднеется черная земля с корочкой инея.

В этом году тепло столько мимолетное, столь хрупкое, что кажется, будто его и не бывает вовсе.
Даже в теплых днях искать подвох, бояться холодного ветра.

Это так...пугает.

В моем сердце волны холодного океана.


@темы: Я, друзья, мир, чувства

18:33 

Моё лето в кругляшках. Греция.

01:23 

Запись сто тридцать шестая. Диалоги.

"А: Кисло мне....

K: а вот это своё "кисло" напиши на листе бумаги БААЛЬШУЩИМИ буквами и сожги
пусть идёт за пеплом

А: пепел горький же

K: а ты его не ешь, а отпусти, как и то, что в тебе самой.
ты же знаешь - всё происходит лишь в твоей собственной голове и нигде больше

А: мне его жалко

K: своего кисло? или пепел?

А: своего кисло. пепел то не мой

K: а может кисло и не хочет быть при тебе, а ты его насильно держишь?
просто потому, что тебе показалось будто кисло принадлежит именно тебе?

А: я же его сделала, значит, моё

K: значит, ты навсегда принадлежишь родителям?

А: Ну...во мне уже много своих личных атомов
так что частично.
но вообще люди не могут принадлежать друг другу. это же рабство)

K:дождь всегда принадлежит туче?

А: дождь принадлежит не туче
потому он там не задерживается

K: но ведь она его сделала

А: его сделала вода.
которая испарилась.
не туча делает дождь
это дождь хочет домой!

K: просто туча, не такая жадная, как Лиска, поэтому она отпускает дождь, а ты поработила своё кисло и оно в тебе живет
а твоё кисло лишь луч пойманный тобой и заточённый в тебе же
а может оно тоже домой хочет?
и тебе сразу лучше станет, когда ты поймёшь, что теперь оно именно там где ему следует быть

А: оно во мне родилось. куда ему домой?

K: ты его могла поймать как туча испарившуюся воду

А: туча не ловит
она останавливает
потому что вода такая легкая становится, что может улететь в космос
а там солнце и холод
вода там станет льдом
и если её будет много она потушит солнце
так что тучи заботятся о солнце

K: ааааааааааааааааааааааааааа..................................
как мы с тобой сейчас говорим - вроде и врача еще не надо, а вроде окружающим уже страшно...."


Здесь должно быть что-то ещё про бессмысленные слова. Но мне сонно и я напишу о них завтра. Если к ним, конечно, не вернется смысл.

И перл от любимого.

"Ф: Какой-то пмс у тя странный <3

А: почему странный?

Ф: пушто думательный...

А: оно само думается, а я из-за этого кисну

Ф: а ты не кисни, любимая, а ложись спать)

А: это так слооожно
а вдруг я прокисла? ._.
как йогурт

Ф: неа

А: а как ты знаешь?

Ф: я чувствую.

А: а как? на вкус? или на запах? у нас кефир долго-долго стоял на балконе когда-то и позеленел.

Ф: если бы ты прокисла, мне было бы горько

А: а. вот оно что. тогда понятно. "


Обожаю слово "пушто". Оно такое пушистое, что его хочется прижать к себе покрепче.



@темы: мир, друзья, диалоги, Я

00:35 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
00:59 

Алисовство.

Вот я здесь уже целый год.
Пора познакомиться?

Это я.

 photo 44F044F0_zpsa893e742.jpg

Конечно, сходство сомнительное. Но самое главное тут есть.
У меня вот такие же волнистые волосы.
Почти каждый вечер я их хитрым образом закручиваю. А моя слегка отросшая челка ночью выскальзывает из-под этой хитроумной конструкции и потом точно так же торчит весь день.

У меня есть такая вот черная футболка со звездами, которая вздувается, как медуза, когда дует ветер.
Я люблю носить светлые сужающиеся книзу джинсы.

У меня есть веснушки, они как раз проявились под весенним солнцем. Правда, на носу их больше, чем на щеках.

Кстати да, не верьте этой картинке! На самом деле у меня есть нос. Правда-правда.
На нем живет самая большая моя веснушка, которую видно даже зимой.

У меня не такие круглые щеки. Хотя я и пытаюсь их отъесть и округлить.


А ещё у меня зеленые глаза и совсем нет ямочек, когда я улыбаюсь.

На этом цветная часть оканчивается.
Мне было рисовательно и у меня появился один вот такой вот комикс про позавчерашний вечер.

 photo 430043B04380441043001_zps35c3a8f4.jpg

 photo 430043B04380441043002_zps6889f800.jpg

 photo 430043B04380441043003_zpsd9437409.jpg


Вот так вот.

@темы: мир, Я

00:38 

Запись сто тридцать вторая.

"Женюсь!" - сказал Крот Дюймовочке.

"Женюсь!" - сказал Олежка Алисе, когда она наелась одним кусочком пирога.

"А нифига!" Сказала Алиса и закусила колбасой.

"А и вправду..." подумал Олежка, когда подсчитал стоимость съедаемых пирогов за год.


Вчера я была сахарной феей.

Утром я пила чай и заедала вкусным тортом.

Обедала громадным куском вишневого пирога и запивала кофе.

А ужинала кусочком ветчины и медовым рахат-лукумом.

Но день получился совсем не сахарный.

" - Чтобы избавиться от трупа, его надо растворить по частям в 10ти литрах соляной кислоты, - пришла мне смска от Олега
- И что мне теперь его откапывать ради этого? - незамедлительно ответила я."


На самом деле с девушками все очень и очень просто.
Я самая обычная девушка и на меня вполне действуют стандартные приемы.
Фил, когда же до тебя наконец дойдет, что я как тамагочи, и ухаживать за мной надо постоянно?


@темы: чувства, мир, Я

01:31 

Запись сто тридцать первая.

В метро, на улицах, в переходах.
Их так много - людей с маленькими огоньками в руках. Они бережно скрывают их от ветра и прикрывают руками.

Интересно, если бы я подошла и попросила поделиться, что бы мне сказали?

А если бы знали, что после этого их огонек погаснет, согласился бы хоть кто-то поделиться им?

Так много вопросов.


@темы: мир

00:46 

Запись сто двадцать восьмая.

Не верится, что тепло.
Тело не доверяет тому, что чувствует. Я ощущаю легкую настороженность. Слегка скованны движения, выжидательное напряжение.
Разум не доверяет тому, что видит. Вот-вот кажется, разрушится волшебство. Налетит ледяной ветер и разорвет в клочья лепестки ароматных цветов.
Потому на поясе узлом завязана куртка. Потому на мне джинсы, хоть и тонкие, но все же.
Потому кроссовки, а не босоножки.
Мы перестраховщики.

А ведь сегодня было действительно жарко. Даже воздух раскалился и стало сложно дышать. Солнце выжгло за день всю весеннюю свежесть.


Зато появились поляны одуванчиков!

Как быстро.

А я сфотографировала красоту.





@темы: мир, весна, чувства

00:43 

Запись сто двадцать седьмая.

Сегодня зацвели абрикосы.

А я захотела стать зайчиком.
Но ноут разряжается.


@темы: Я, весна, красота, мир, чувства

00:41 

Запись сто двадцать шестая. Диалоги.

Болею. День первый.
"А вдруг повезет и завтра все уже восстановится?..."

Утро второго дня.
Шморг-шморг. "Не повезло. Надо было выпить фервекс что ли...фу, гадость..."

Вечер второго дня
"Ну если четыре ложки сахара, то пить можно...Может, налить полчашки?..."

Ночь.
ПРИШЕЛЬЦЫ, ПРЕСЛЕДОВАНИЯ, ДРУГИЕ ПЛАНЕТЫ, ИНОПЛАНЕТНЫЙ КОЛЛЕДЖ.

Утро третьего дня.
"О.О ничего себе..."

Вечер третьего дня.
"Полчашки...дааа..."

Ночь.
ПОБЕГ, ДИКОВИННЫЙ РЕСТОРАН, ПОДЗЕМНОЕ ЦАРСТВО ФЕЙ, РУСАЛКИ, ИГРАЮ НА ОРГАНЕ, КОТОРЫЙ САМ МНЕ ПОМОГАЕТ ИГРАТЬ.

Утро четвертого дня.
"О___О....ё..."

Вечер четвертого дня.
"Бггг...так, сахару можно три ложки, а налить на одну треть..."

Ночь.
СТАРОЕ ЗДАНИЕ, АТМОСФЕРА ДИККЕНСА, Я - ГЕРДА, КОЛЕЧКО С САПФИРОМ (то, которое когда-нибудь я обязательно куплю), ПСИХОДЕЛ, КОТОРЫЙ НЕ ПОДЛЕЖИТ ОСМЫСЛЕНИЮ ПОСЛЕ ПРОБУЖДЕНИЯ.

Утро пятого дня.
"^_________________^"

Вечер пятого дня.
Мама: Может, хватит уже фервекс пить?
Я: Не-не-не! И пропустить такую интересную серию?!!!!

Ждём-с.




хотя, эта картинка, наверное, больше в тему

@темы: Я, мир, сны, чувства

16:27 

Запись сто двадцать пятая.

Когда-нибудь я проснусь рано утром и стану легкой-легкой.
В окно будет ярко светить солнце, а небо будет восхитительно голубым.
Ветер приподнимет занавески, обнимет меня, пощекочет ресницы.

Я засмеюсь. Вдохну глубоко-глубоко и стану легче воздуха.
Буду подниматься выше и выше, не чувствуя холода высоты. Я превращусь в солнечного зайчика и прокачусь по черепичным крышам далекого города.
Я не пропущу ни одного окошка, яркой вспышкой буду отражаться от пыльных стекол. И буду смеяться, смеяться, смеяться.

А потом растворюсь в бесконечном голубом небе.

Мне будет хорошо, правда.


@темы: чувства, мир, красота, Я

18:11 

Запись с фотографией.

Ещё кусочек Львова с только что проявленной пленки.




@темы: мир

18:31 

Запись с фотографией.



Такие вот милые лёвы стояли возле собора прям рядом возле дома, где мы жили во Львове. Они милые, слишком милые! Будь они не такими тяжелыми, один бы точно уехал домой со мной.

К сожалению, с фотографиями у меня вышел прокол. Мне не хотелось везти тяжелую зеркалку и я вязала старенький олимпус. Увы, он сказал, что хочет отдыхать и не хочет фотографировать. Получилось очень мало, а стоящего и того меньше.

Зато есть каменный лёва.

@темы: мир, фотографии

23:23 

Запись сто двадцать четвертая. Счастливая.

Понедельник. Утро.

Сегодня в 5.35 я шустро скатилась с верхней полки душного купе. Я прижалась к тебе тихонько, такому тихому и обманчиво беззащитному в утренней голубизне и сказала, что пора вставать. Мы почти приехали. Почти приехали из замечательного путешествия.
И только сейчас, набирая это на припылившейся за выходные клавиатуре, я понимаю, что ты выполнил своё обещание.
Ты подарил мне сказочный Львов.

каюсь

Всё-всё. Начинаю историю.

Пятница. Вечер.

Я сбежала задолго до того, как надо было бы выходить. Не могла я больше оставаться дома. Слишком устала, слишком-слишком! Я сбежала в весенних ботинках и клетчатом пальто. С не менее клетчатым зеленым рюкзаком за спиной. Я не чувствовала, что я уезжаю. Как будто просто вышла на прогулку. Как будто сегодня вечером я вернусь в свою постель. Как будто нет в маленьком кармашке, спрятанном глубоко внутри зеленой клетчатости, четырёх билетов на хрустящей под пальцами бумаге.

"Мы сбежим сегодня, сбежим-сбежим-сбежим" - говорю я себе, не веря собственным словам. Как будто не мои мысли. Как будто не мне они.
Я оставляю ощущение легкой вины за спиной, не хочу о ней думать. Я сбегаю из своего дома. А потом мы вместе сбегаем из твоего. Твоя мама вновь пытается меня закормить и я покорно запихиваюсь яблоком. Почему вежливый отказ никогда-никогда не работает? Но не важно. Яблоко съедено, а мы сбежали. На улице холодает, а солнце скрывается за деревьями, за дорогой и мостами. Ловко перекувыркивается через горизонт и всё. Город в темноте и фонарях. Всё привычно. Гуляем. И ты в третий раз спрашиваешь, взяла ли я билеты. Ещё раз и я тебя таки укушу!

На кассе я предъявляю тебя вместо паспорта. Тебя ближе искать.

Впереди вокзал. Он полон жизни и подозрительных личностей. Ещё полтора часа и мы бродим туда-сюда. Я порываюсь атаковать киоск с пончиками, но я обездвижена в профилактических целях. Но тут на табло появляется номер колии и пончики мгновенно позабыты. Мы бежим за прибывающим поездом. Не знаю, зачем, просто бежим, опережая шумную толпу школьников. И ты радуешься, что плацкарт нам не достался. Как и два-три класса орущих подростков в придачу к нему. С нами двое попутчиков. Какой-то непонятный дядька и мальчишка-студент. С первым я бы ни за что сама не заговорила. Но ты не я. Всего часик разговора и он уже не кажется таким подозрительным. А утром, выпрыгивая из вагона, он садит нас на трамвай и сорок минут водит по спящему центру под дождевой моросью. Пока мы не взываем с мольбой указать нам на место, где можно было бы перекусить.

В центре почти никого. Можно хорошо рассмотреть всю площадь. Такую, какая она есть. Такую, какой она бывает, до того, как наряжается в шумные толпы. Красота. Конечно, мне нравится черный дом. Его нельзя не заметить. Он и вправду первое, что я вижу, когда мы входим на площадь. Совсем не мрачный, как по мне. Потертости и трещины делают его даже нарядным.

Ты покупаешь чай в Макдональдсе. Его никто не пьет. Зато он греет пальцы. Они, правда, ещё не замерзли. На улице капает дождик и мой мягкий капюшон покрыт крошечными капельками. Которые, конечно, оказываются на твоем лице, когда я обнимаю тебя. И ты в отместку елозишь скользким капюшоном своей ветровки по моим щекам. Я отбиваюсь и смеюсь одновременно. Пора охотиться на завтрак. Мы возвращаемся на площадь. Странно, что когда я думаю о площади, мне представляется круг или какая-то неправильная фигура. А тут квадрат. (Или прямоугольник?) И множество туннелей-улочек между домами. От дождливого утра мы прячемся в кафе, в котором мы первые посетители. И завтрак восхитителен, хоть он и трудом помещается на маленьком круглом кофейном столике. Тут уютно. Но мы сюда не вернемся. Не в этот раз.

А потом ты предлагаешь заблудиться. Я с энтузиазмом киваю и тяну тебя за руку к красным воротам старого дома возле собора. Мой взгляд утыкается в табличку. ул. Федорова 1.
Заблудились. Мы смеемся. Вот так заблудились. Это дом, в котором мы будем жить. Через час приедут хозяева, чтобы провести нас на третий этаж и отдать ключи от уютной квартиры. А пока что мы исследуем. Внутри мы будто внутри квадратного колодца. Над нами небо в рамке застекленных балконов. А ещё там на небольшой пристройке у стенки сидит кошка с седыми ушами и носом. Дождь капает, кошка не обращает на меня внимания.

Но вот показалось солнышко. Мы исследовали уже две подворотни в окрестностях и ты даже угостил "интеллигентного львовского клошара" сигаретой. Клошар - это вроде как бомж по-французски. Но я не знаю французский и даже не знаю, правильно ли я это написала.

Приехали хозяева квартиры со шваброй наперевес.

Мы поднимаемся по витым деревянным ступеням, стертыми по краю временем и тысячами тысяч шагов.

Через деревянную покрашенную в кирпичный цвет дверь мы попадаем в узкий коридорчик. Там уютно жмутся друг к другу мешки с картошкой и луком, стоит шкаф и натянуты три бельевых веревки с влажным бельем. Даже мне с трудом удается лавировать в узком оставшемся проходе. Тем занятнее, что он заканчивается современной металлической дверью. Сбоку ютится другая дверь, более подходящая для этих скрипящих полов из крашенных досок. Но своих соседей мы не увидим за эти два дня. Это и к лучшему. Мы довольно шумные жители.

Попадая в квартиру, кажется, что это не может быть тот самый дом, в который мы входили. Внутри очень современно, чисто и уютно. Правда прохладно. Хочу сказать, что хозяева замечательные люди и квартира чудесная. Заселили нас намного раньше, чем должны были бы, а выселили на пару часов позже.

Конечно, мы немного задержались внутри, приводя себя в порядок после поезда, и давая себе время понежится в постели.
А тем временем из-за облаков выглянуло солнце, а завтрак благополучно оказался забыт. Мужской организм - он такой. Не успел поесть, снова голоден.
В соседнем доме расположилась уютная кнайпа - пицца на дровах. Вкуснейшая штука! Восхитительно было наблюдать, как она летает в руках повара и становится больше и больше. А цены за кофе здесь были приятнее.
Запасы были пополнены, погода улыбалась нам ярким солнышком и мы ушли знакомиться с городом. Забежали в музей-аптеку, посмотрели на гигантские ампулы и всевозможные мензурки и реторты.

Наверное, очень долго будет перечислять все, что мы делали. Я наконец-то путешествовала так, как я хотела. Без обязательных музеев, популярных мест. С множеством улочек и подворотен. А в очень скором времени наше путешествие превратилось в гастрономический тур. Во Львове бесчисленное множество кафе и каждое со своей особой атмосферой, настроением. Совсем не так, как в безликих сетях одинаковых ресторанах, которые одинаковы и в разных частях города, и в разных городах.

Кофе лилось рекой. Я, кажется, выпила годовую свою норму за эти два дня.
В Медивне, наверное, вкусная медовуха. Но я совсем не люблю алкоголь, потому не могу его и нахваливать. Зато сало там восхитительное. А подаваемая с ним горчица пробирает до глубины души. Вкуснота!

Потом было много подворотен, много блужданий, много людей, много-много уютных двориков. Настолько много, что мне казалось, я упаду на кровать и засну, не раздеваясь.
Но нет. Заснули мы нескоро.

А утром ты сбежал на кухню готовить завтрак. Моё сознание летало на границе сна и яви, я слушала как ты гремишь тарелками, как скрипит пол от твоих шагов.
Ты знаешь, ты милый утром. На голове все торчит в разные стороны, щеки опухшие от сна и полуприкрытые глаза. А ещё ты молчишь и я старательно отгоняю мысли, что ты чем-то недоволен. Впрочем, я тоже хороша. Длинные волосы растрепались и вокруг моей головы пушистое облако, а на плече отпечаток складок простыни.

Может, я излишне романтична. Но мне нравится наслаждаться тобой.
И гренки твои восхитительны. Правда, сковороду отмыть до конца так и не удалось.
И даже сахар в чай ты положил так, как я люблю.

Нас ждет ещё один день путешествия.

Мы ели жареные каштаны и мерили смешные очки в магазине. Ты, конечно, выбрал себе новые "на убой". Мне они совсем не идут, но это не мешает напяливать их на себя. В них так темно! Как ты будешь в них кататься на велосипеде?

Единственный невкусный кофе - это кофе с велокофейни. Даже не невкусный. Обычный. Оно того не стоит.
А ещё оказывается, что вчера мы потратили уйму денег. Почти все на еду и кофе с чаевыми.

Потратить их на "концерт органной музыки" было большой ошибкой. Во Львов два таких органных зала. Мы явно выбрали не тот. Если будете во Львове не идите в тот, что в музее истории религии. Там маленький грустный орган, над которым издевается злая тетка, пропуская уйму нот, которые она не успевает сыграть. Помещение там аленькое и совсем неправильно для органа, звук разбивается о низкий потолок и стекает по округлым стенам. Мне жаль, так жаль этот орган! Он совсем не там, где должен быть и его клавиш касаются неумелые грубые руки. Мы сбегаем после четвертой композиции. Это невежливо, но то, как это звучит, невыносимо. В другой раз мы обязательно не поленимся пойти в тот, другой.

Мы убегаем, убегаем, убегаем. Ты злишься на такой концерт. Ты больше разбираешься в музыке.
Мы не смотрим, куда идем, просто оказываемся на углу возле "Кофейной копальни".
И я вспоминаю, что вчера видела заметку об этом кафе в интернете, потому тащу тебя поскорее внутрь.
Внутри вкусно пахнет кофе. За стеклом парень в темном фартуке обжаривает зерна на специальной машине. А очередь в кассу за кофе закручивается, как улитка.
Длинный-длинный коридор заканчивается большим зеркалом и кафе кажется бесконечным. Почти все места заняты. Я интуитивно сворачиваю в единственное ответвление и вижу винтовую лестницу вниз, в темноту. Конечно, мы спускаемся.

Нам выдают каски с блямбами "Львiвська копальня". Она не держится на моей голове и, кажется, я в ней очень смешная. Мы бродим по темным кофе-шахтам и ты слушаешь мои восхищенные писки.
Пока не доходим до места. Это самый удивительный кофе, который только можно придумать.
Мой - с карамельной корочкой. Парень в комбинезоне и каске запаивает корочку из сахара, корицы и молочной пенки паяльной лампой. Удивительно, но чашка остывает очень быстро.
Твой кофе ещё более горящий, чем мой. Горит водопад из алкоголя, который льется тонкой струйкой из бокала в металлическую чашку. Горит и деревянный стол уже, но кофейный шахтер привычно гасит все хлопком ладони, ещё до того, как я успею пискнуть. Твой кофе горький, очень горький. А мой сладкий, карамельную корочку я бережно снимаю ложкой.

Мы все ещё забегаем в подворотни.
И все ещё заходим в интересные кафешки. Например, с выпечкой. Тут висят сотни всевозможных скалок и умопомрачительно пахнет ванилью и свежей сдобой. Но в меня уже не влезет ни кусочка. Потому я просто думаю "в следующий раз обязательно!". То же, когда мы натыкаемся на "самое дорогое кафе". Там за самые простые заказы приносят громадный счет и цену сбросят настолько, насколько сможешь сторговаться. И ещё много-много всего.

Сегодня намного холоднее. Мы коротаем время до поезда в скверах. Я даже взбираюсь на очень высокий пень.
Уже не так много времени осталось. И мы идем в "кав'ярню на бомбетлі" - милое и уютное заведение, где не так много еды, сколько пива. И вкусная колбаса с непроизносимым названием.

Уже темно. Мы ждем трамвай, который отвезет нас на вокзал. Я в капюшоне и твоих очках. Мне холодно и я дрожу. Потому я прыгаю и говорю, что я беглая рок звезда, а ты мой телохранитель. Правда я совсем не умею петь. В отличии от тебя. Так что рок звездой быть тебе. И приходится менять легенду. Теперь я беглая принцесса. А ты рок звезда, которая сбегает со мной. Ты с сарказмом заявляешь, что какая ты рок звезда, если тебя никто не узнает. Но это все неважно.
Неважно. И неважно. И все ещё неважно.

Вот мы и на вокзале. В темноте мы бежим по перрону. Просто так. Ты удерживаешь меня за рюкзак, а я упорно тащу тебя вперед, размахивая руками как самолет. Ты, конечно, сильнее. Мы смеемся и бежим вперед за своим тринадцатым вагоном.

Это почти конец нашего путешествия. Завтра тебе на работу, мне - домой. Завтра нас встретит дождливый Киев.

Но пока мы ещё на платформе во Львове. И другого города пока не существует.

Я люблю тебя.



А завтра я обязательно добавлю фотографии.

@темы: Я, весна, красота, мир, путешествия, чувства

14:51 

Запись мимо пробегавшей Алисы.

Которая вернулась из орода Львов ранним поездом, опоздавшем минут на 8 на сероутренний киевский вокзал.
Которой многое есть что рассказать, хоть показать получится немного.
Но которая вынуждена бежать за коварным белым кроликом, который заманивает её на работу.



@темы: мир, чувства

20:09 

Запись сто двадцать третья.

Воробьи смущенно сдуваются, стоит задержать на них пристальный взгляд.
Только одного это не смутило. Видимо, собственное тепло было важнее ему, чем то, что о нем подумаю я.
Я не хотела выходить, но и в то же время мне нужно было вдохнуть немного воздуха. В квартире его почти не осталось, не смотря на приоткрытые окна и легкие занавески.
Так мы и шли. Я, слева лиса, справа душа.

Двое парней с детским восторгом возились с игрушечной машинкой. Её большие колеса смешно подпрыгивали на неровностях тротуарных плит. Лиса поганялась за ней. Душа заинтересовалась. Я смотрела прямо, делая вид, что не замечаю её. И все же я видела. Как скачут колеса, как раскачивается легкий пластмассовый корпус.
Душа спросила меня, зачем я все это делаю. Я не знала, что ей ответить. Лиса бежала рядом, рыща носом и вдыхая аромат свежей земли. Она не нуждалась в том, чтобы я координировала её. Она бежала резво, по безумной траэктории, которую я не бралась предугадать. Я отпускаю её как поток мыслей, позволяя петлять в этом мире так же легко, как и случайные мысли в моей голове. Душу же надо воображать. Стоит посмотреть на неё в упор и её не видно. Можно смотреть только краем глаза. Как будто она эльф из ирландских баллад. Каверзности у неё не меньше.

Она улыбается, хотя знает каково мне. У неё невеселая улыбка. Но все же она улыбается. Даже я не знаю, зачем.
Но я точно решила.
Весны не будет, пока я не стану чуть-чуть счастливее.
Я это чувствую.


Я хочу назад в свою сказку. Но я забыла свою дорогу.

@темы: чувства, мир, Я

21:41 

Запись сто двадцать вторая.

Весна пришла, как это водится, тихо.
Тихо просели метровые сугробы. Тихо потекли ручейки ледяной воды. Тихо растворились белесые тучи на небе.
Тихо, тихо, тихо.
А новая курточка радует своей клетчатостью. Хоть и натирает подбородок высокий воротник. Он станет мягче, чуть попозже. Это неизбежно. С людьми ведь тоже так случается.
Сначала они колючие.
Иногда они меняются. Со временем.


Давно не было моих фотографий, решила исправить. К тому же, когда у меня есть такое замечательное приспособление для пускания солнечных зайчиков.

@темы: весна, мир

21:53 

Мысли вслух.

"Не ходи босиком-не ходи босиком-не ходи босиком..."

А я не хочу не ходить босиком.
Мне это необходимо.


Что вообще плохого в том, чтобы ходить босиком по квартире?

@темы: Я, мир

Дворец Памяти

главная