• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Путешествия (список заголовков)
23:23 

Запись сто двадцать четвертая. Счастливая.

Понедельник. Утро.

Сегодня в 5.35 я шустро скатилась с верхней полки душного купе. Я прижалась к тебе тихонько, такому тихому и обманчиво беззащитному в утренней голубизне и сказала, что пора вставать. Мы почти приехали. Почти приехали из замечательного путешествия.
И только сейчас, набирая это на припылившейся за выходные клавиатуре, я понимаю, что ты выполнил своё обещание.
Ты подарил мне сказочный Львов.

каюсь

Всё-всё. Начинаю историю.

Пятница. Вечер.

Я сбежала задолго до того, как надо было бы выходить. Не могла я больше оставаться дома. Слишком устала, слишком-слишком! Я сбежала в весенних ботинках и клетчатом пальто. С не менее клетчатым зеленым рюкзаком за спиной. Я не чувствовала, что я уезжаю. Как будто просто вышла на прогулку. Как будто сегодня вечером я вернусь в свою постель. Как будто нет в маленьком кармашке, спрятанном глубоко внутри зеленой клетчатости, четырёх билетов на хрустящей под пальцами бумаге.

"Мы сбежим сегодня, сбежим-сбежим-сбежим" - говорю я себе, не веря собственным словам. Как будто не мои мысли. Как будто не мне они.
Я оставляю ощущение легкой вины за спиной, не хочу о ней думать. Я сбегаю из своего дома. А потом мы вместе сбегаем из твоего. Твоя мама вновь пытается меня закормить и я покорно запихиваюсь яблоком. Почему вежливый отказ никогда-никогда не работает? Но не важно. Яблоко съедено, а мы сбежали. На улице холодает, а солнце скрывается за деревьями, за дорогой и мостами. Ловко перекувыркивается через горизонт и всё. Город в темноте и фонарях. Всё привычно. Гуляем. И ты в третий раз спрашиваешь, взяла ли я билеты. Ещё раз и я тебя таки укушу!

На кассе я предъявляю тебя вместо паспорта. Тебя ближе искать.

Впереди вокзал. Он полон жизни и подозрительных личностей. Ещё полтора часа и мы бродим туда-сюда. Я порываюсь атаковать киоск с пончиками, но я обездвижена в профилактических целях. Но тут на табло появляется номер колии и пончики мгновенно позабыты. Мы бежим за прибывающим поездом. Не знаю, зачем, просто бежим, опережая шумную толпу школьников. И ты радуешься, что плацкарт нам не достался. Как и два-три класса орущих подростков в придачу к нему. С нами двое попутчиков. Какой-то непонятный дядька и мальчишка-студент. С первым я бы ни за что сама не заговорила. Но ты не я. Всего часик разговора и он уже не кажется таким подозрительным. А утром, выпрыгивая из вагона, он садит нас на трамвай и сорок минут водит по спящему центру под дождевой моросью. Пока мы не взываем с мольбой указать нам на место, где можно было бы перекусить.

В центре почти никого. Можно хорошо рассмотреть всю площадь. Такую, какая она есть. Такую, какой она бывает, до того, как наряжается в шумные толпы. Красота. Конечно, мне нравится черный дом. Его нельзя не заметить. Он и вправду первое, что я вижу, когда мы входим на площадь. Совсем не мрачный, как по мне. Потертости и трещины делают его даже нарядным.

Ты покупаешь чай в Макдональдсе. Его никто не пьет. Зато он греет пальцы. Они, правда, ещё не замерзли. На улице капает дождик и мой мягкий капюшон покрыт крошечными капельками. Которые, конечно, оказываются на твоем лице, когда я обнимаю тебя. И ты в отместку елозишь скользким капюшоном своей ветровки по моим щекам. Я отбиваюсь и смеюсь одновременно. Пора охотиться на завтрак. Мы возвращаемся на площадь. Странно, что когда я думаю о площади, мне представляется круг или какая-то неправильная фигура. А тут квадрат. (Или прямоугольник?) И множество туннелей-улочек между домами. От дождливого утра мы прячемся в кафе, в котором мы первые посетители. И завтрак восхитителен, хоть он и трудом помещается на маленьком круглом кофейном столике. Тут уютно. Но мы сюда не вернемся. Не в этот раз.

А потом ты предлагаешь заблудиться. Я с энтузиазмом киваю и тяну тебя за руку к красным воротам старого дома возле собора. Мой взгляд утыкается в табличку. ул. Федорова 1.
Заблудились. Мы смеемся. Вот так заблудились. Это дом, в котором мы будем жить. Через час приедут хозяева, чтобы провести нас на третий этаж и отдать ключи от уютной квартиры. А пока что мы исследуем. Внутри мы будто внутри квадратного колодца. Над нами небо в рамке застекленных балконов. А ещё там на небольшой пристройке у стенки сидит кошка с седыми ушами и носом. Дождь капает, кошка не обращает на меня внимания.

Но вот показалось солнышко. Мы исследовали уже две подворотни в окрестностях и ты даже угостил "интеллигентного львовского клошара" сигаретой. Клошар - это вроде как бомж по-французски. Но я не знаю французский и даже не знаю, правильно ли я это написала.

Приехали хозяева квартиры со шваброй наперевес.

Мы поднимаемся по витым деревянным ступеням, стертыми по краю временем и тысячами тысяч шагов.

Через деревянную покрашенную в кирпичный цвет дверь мы попадаем в узкий коридорчик. Там уютно жмутся друг к другу мешки с картошкой и луком, стоит шкаф и натянуты три бельевых веревки с влажным бельем. Даже мне с трудом удается лавировать в узком оставшемся проходе. Тем занятнее, что он заканчивается современной металлической дверью. Сбоку ютится другая дверь, более подходящая для этих скрипящих полов из крашенных досок. Но своих соседей мы не увидим за эти два дня. Это и к лучшему. Мы довольно шумные жители.

Попадая в квартиру, кажется, что это не может быть тот самый дом, в который мы входили. Внутри очень современно, чисто и уютно. Правда прохладно. Хочу сказать, что хозяева замечательные люди и квартира чудесная. Заселили нас намного раньше, чем должны были бы, а выселили на пару часов позже.

Конечно, мы немного задержались внутри, приводя себя в порядок после поезда, и давая себе время понежится в постели.
А тем временем из-за облаков выглянуло солнце, а завтрак благополучно оказался забыт. Мужской организм - он такой. Не успел поесть, снова голоден.
В соседнем доме расположилась уютная кнайпа - пицца на дровах. Вкуснейшая штука! Восхитительно было наблюдать, как она летает в руках повара и становится больше и больше. А цены за кофе здесь были приятнее.
Запасы были пополнены, погода улыбалась нам ярким солнышком и мы ушли знакомиться с городом. Забежали в музей-аптеку, посмотрели на гигантские ампулы и всевозможные мензурки и реторты.

Наверное, очень долго будет перечислять все, что мы делали. Я наконец-то путешествовала так, как я хотела. Без обязательных музеев, популярных мест. С множеством улочек и подворотен. А в очень скором времени наше путешествие превратилось в гастрономический тур. Во Львове бесчисленное множество кафе и каждое со своей особой атмосферой, настроением. Совсем не так, как в безликих сетях одинаковых ресторанах, которые одинаковы и в разных частях города, и в разных городах.

Кофе лилось рекой. Я, кажется, выпила годовую свою норму за эти два дня.
В Медивне, наверное, вкусная медовуха. Но я совсем не люблю алкоголь, потому не могу его и нахваливать. Зато сало там восхитительное. А подаваемая с ним горчица пробирает до глубины души. Вкуснота!

Потом было много подворотен, много блужданий, много людей, много-много уютных двориков. Настолько много, что мне казалось, я упаду на кровать и засну, не раздеваясь.
Но нет. Заснули мы нескоро.

А утром ты сбежал на кухню готовить завтрак. Моё сознание летало на границе сна и яви, я слушала как ты гремишь тарелками, как скрипит пол от твоих шагов.
Ты знаешь, ты милый утром. На голове все торчит в разные стороны, щеки опухшие от сна и полуприкрытые глаза. А ещё ты молчишь и я старательно отгоняю мысли, что ты чем-то недоволен. Впрочем, я тоже хороша. Длинные волосы растрепались и вокруг моей головы пушистое облако, а на плече отпечаток складок простыни.

Может, я излишне романтична. Но мне нравится наслаждаться тобой.
И гренки твои восхитительны. Правда, сковороду отмыть до конца так и не удалось.
И даже сахар в чай ты положил так, как я люблю.

Нас ждет ещё один день путешествия.

Мы ели жареные каштаны и мерили смешные очки в магазине. Ты, конечно, выбрал себе новые "на убой". Мне они совсем не идут, но это не мешает напяливать их на себя. В них так темно! Как ты будешь в них кататься на велосипеде?

Единственный невкусный кофе - это кофе с велокофейни. Даже не невкусный. Обычный. Оно того не стоит.
А ещё оказывается, что вчера мы потратили уйму денег. Почти все на еду и кофе с чаевыми.

Потратить их на "концерт органной музыки" было большой ошибкой. Во Львов два таких органных зала. Мы явно выбрали не тот. Если будете во Львове не идите в тот, что в музее истории религии. Там маленький грустный орган, над которым издевается злая тетка, пропуская уйму нот, которые она не успевает сыграть. Помещение там аленькое и совсем неправильно для органа, звук разбивается о низкий потолок и стекает по округлым стенам. Мне жаль, так жаль этот орган! Он совсем не там, где должен быть и его клавиш касаются неумелые грубые руки. Мы сбегаем после четвертой композиции. Это невежливо, но то, как это звучит, невыносимо. В другой раз мы обязательно не поленимся пойти в тот, другой.

Мы убегаем, убегаем, убегаем. Ты злишься на такой концерт. Ты больше разбираешься в музыке.
Мы не смотрим, куда идем, просто оказываемся на углу возле "Кофейной копальни".
И я вспоминаю, что вчера видела заметку об этом кафе в интернете, потому тащу тебя поскорее внутрь.
Внутри вкусно пахнет кофе. За стеклом парень в темном фартуке обжаривает зерна на специальной машине. А очередь в кассу за кофе закручивается, как улитка.
Длинный-длинный коридор заканчивается большим зеркалом и кафе кажется бесконечным. Почти все места заняты. Я интуитивно сворачиваю в единственное ответвление и вижу винтовую лестницу вниз, в темноту. Конечно, мы спускаемся.

Нам выдают каски с блямбами "Львiвська копальня". Она не держится на моей голове и, кажется, я в ней очень смешная. Мы бродим по темным кофе-шахтам и ты слушаешь мои восхищенные писки.
Пока не доходим до места. Это самый удивительный кофе, который только можно придумать.
Мой - с карамельной корочкой. Парень в комбинезоне и каске запаивает корочку из сахара, корицы и молочной пенки паяльной лампой. Удивительно, но чашка остывает очень быстро.
Твой кофе ещё более горящий, чем мой. Горит водопад из алкоголя, который льется тонкой струйкой из бокала в металлическую чашку. Горит и деревянный стол уже, но кофейный шахтер привычно гасит все хлопком ладони, ещё до того, как я успею пискнуть. Твой кофе горький, очень горький. А мой сладкий, карамельную корочку я бережно снимаю ложкой.

Мы все ещё забегаем в подворотни.
И все ещё заходим в интересные кафешки. Например, с выпечкой. Тут висят сотни всевозможных скалок и умопомрачительно пахнет ванилью и свежей сдобой. Но в меня уже не влезет ни кусочка. Потому я просто думаю "в следующий раз обязательно!". То же, когда мы натыкаемся на "самое дорогое кафе". Там за самые простые заказы приносят громадный счет и цену сбросят настолько, насколько сможешь сторговаться. И ещё много-много всего.

Сегодня намного холоднее. Мы коротаем время до поезда в скверах. Я даже взбираюсь на очень высокий пень.
Уже не так много времени осталось. И мы идем в "кав'ярню на бомбетлі" - милое и уютное заведение, где не так много еды, сколько пива. И вкусная колбаса с непроизносимым названием.

Уже темно. Мы ждем трамвай, который отвезет нас на вокзал. Я в капюшоне и твоих очках. Мне холодно и я дрожу. Потому я прыгаю и говорю, что я беглая рок звезда, а ты мой телохранитель. Правда я совсем не умею петь. В отличии от тебя. Так что рок звездой быть тебе. И приходится менять легенду. Теперь я беглая принцесса. А ты рок звезда, которая сбегает со мной. Ты с сарказмом заявляешь, что какая ты рок звезда, если тебя никто не узнает. Но это все неважно.
Неважно. И неважно. И все ещё неважно.

Вот мы и на вокзале. В темноте мы бежим по перрону. Просто так. Ты удерживаешь меня за рюкзак, а я упорно тащу тебя вперед, размахивая руками как самолет. Ты, конечно, сильнее. Мы смеемся и бежим вперед за своим тринадцатым вагоном.

Это почти конец нашего путешествия. Завтра тебе на работу, мне - домой. Завтра нас встретит дождливый Киев.

Но пока мы ещё на платформе во Львове. И другого города пока не существует.

Я люблю тебя.



А завтра я обязательно добавлю фотографии.

@темы: Я, весна, красота, мир, путешествия, чувства

00:29 

Запись семьдесят первая. О поездке.

Звезды очень яркие. Я могу рассмотреть каждую звездочку. И даже узнаю кое-какие созвездия. Я их очень мало знаю. Некоторые я привыкла видеть на небосклоне, но так и не выяснила их названий. Зато вот малая медведица. Крошечный ковшик. Хотя мне больше напоминает тележку из магазина. Но ведь когда их называли о тележках, как и о магазинах, даже не думали.

Шесть часов утра. Ещё темно и сонно, когда поезд тихо трогается от платформы. Новые поезда очень мягкие. Они, будто ручейки, скользят по рельсам. Может, не так быстро, как они могли бы, но все же достаточно быстро, чтобы сократить дальнюю дорогу в два раза.
Я сижу и смотрю в окошко. Я не понимаю, что еду куда-то. Сонность и непривычность путают мое сознание. Ведь я раньше никуда не ездила совсем сама. Ощущение, что я не еду куда-то. Я просто еду. Просто мелькают за окном полосками пейзажи. Просто плавно светлеет рассветное небо. Просто сижу в мягком кресле с включенным плеером.
Небо чудесное. После дождливых облаков это утро встречает меня нежными красками и легкими облаками. Тогда я вспоминаю свою мечту и немножко совершенствую её. Я думаю о том, как здорово будет летать на рассвете, когда небо такое тихое, такое нежное. Розовое, голубое, персиковое. И след от самолета, будто взбитые сливки.

Чем дальше от Киева, тем сильнее чувствуется приход осени. В городе он ещё незаметен. По утрам дворники убирают опавшие желтые листочки. Впрочем, никто не смотрит на кучки пожухлых листьев под ногами. Зелень ещё не сошла с кустов и деревьев. Но если присмотреться, она уже утратила свою сочность и приобрела несколько ржавый оттенок.
За городом это заметнее. Где-то верхушка, а где-то и половина кроны украсилась яркими желтыми огоньками.

Полтава меня встретила утренней тишиной. Вообще, это довольно милый город. Но он ничем меня не покорил. Быть может, я была слишком занята. А, может, мы с ним просто разного характера. Там милые и приветливые люди. Это я точно могу сказать наверняка.

Семинары были очень интересные. Мастер-классы и того лучше. Но это не то, о чем стоит много рассказывать, потому что самое главное осталось у меня в голове. И ещё чуточку в записях. А подробности интересны лишь узким специалистам, полагаю.

Зато обратная дорога более интересна. И я снова у окошка. До того я полтора часа ходила по станции (кстати, довольно симпатичной) и боялась пропустить свой поезд. Вот такая я бываю смешная. Когда я вижу на билете, что остановка две минуты, мне кажется, что поезд приедет и сразу же укатит дальше. А я останусь. Смешно? Смешно.
Но ведь я никогда раньше не ездила сама.

И все же, я у окошка. Моя сумка заметно потяжелела. Мне подарили пятнадцать увесистых журналов. И без помощи рядом сидящего парня я бы не смогла закинуть его на верхнюю полку.

Я снова в том же поезде, и мне кажется, что я никуда не выходила. Что снова нет мира для меня за большим темным окном. Свет в салоне отражается в нем и чувство, что мы въехали в бесконечный туннель. Но там сбоку ярко сияет луна, а если прислониться лбом к холодной зеркальной глади и прикрыть сбоку ладошками глаза, то я вижу силуэты деревьев мелькающие на фоне темно-фиолетового неба. Как в театре теней. Или в книжке с объемными картинками. Я даже вижу звезды. Музыка в моих ушах уносит мысли далеко. Теперь весь мир сжался до крошечного кружочка тени от моих ладоней. Я не вижу салона и не слышу его. Но недолго. Неудобно же.

Но книжка не идет. Ни одна. Я не люблю рассматривать людей вокруг. Только очень-очень редко так бывает. Потому я отворачиваюсь к окну и долго-долго смотрю на свое отражение. Оно такое четкое и красочное, что я почти могу поверить, будто это рядышком сидит мой близнец. Я не могу представить, что меня может быть две. Что может быть ещё пара глаз таких же, как мои. Что кто-то может смотреть на меня, будто зеркало и при этом быть не мной. Но мне скучно и я хочу поиграть. Пока не получается. Я все таки слишком знаю, что это просто стекло.

Порассматривать ещё темноту? Чем я и занимаюсь, не надеясь найти ничего интересного. Куда интереснее было ехать утром.
Но я настойчива и неспроста. Легкое покачивание поезда сбилось с ритма. Такое же чувство, когда поезд метро выезжает из туннеля. Или когда под колесами мост.

А внизу загораются огоньки. В кромешной темноте, вверху, сбоку, снизу. Кажется, будто я очутилась в небе среди десятка летающих бумажных фонариков. Или попала в сказку, где в уютной балке спрятались домики эльфов и это из их открытых дверок льется теплый свет.

Или окошек? Тогда я вспоминаю свою утреннюю поездку. И деревушку, спрятавшуюся внизу, в овражке.
Но ощущение сказки не пропадает. Не даром же я его ловила.

Так что дальше я еду воодушевленнее. Смотрю в окно, вглядываюсь в свое отражение. Пытаюсь обмануть себя, незаметно пошевелить рукой, слегка наклонить голову, улыбнуться. Но что-то не получается. Я слишком целая, видимо, чтобы суметь отделить свое отражение и дать ему жить своей жизнью. Даже в своем воображении.

Киев. Дом.



Вот такая у меня была поездка. Мои дорогие ПЧ, кому я обещала открыточки, простите, что так задерживаюсь. Увы, рутина меня затянула и пока что меня хватало на работу и сон. Я исправляюсь. Все конверты подписаны, кроме одного (впрочем, надеюсь, это быстро поправимо) и готовы, потому завтра отправятся в уютный желтенький почтовый ящик.

@темы: чувства, путешествия, мир, Я

03:06 

Запись сорок пятая.

Крошечные домики внизу. Кукольные домики. Игрушечные машинки, заводные машинки. Между ними равное расстояние, они плавно текут по пластиковой мостовой. Кажется, я слышу механическое жужжание их моторчиков. Или так только кажется? Модельки, созданные терпеливым коллекционером, или фабричные копии? Мы приближаемся и они вырастают. Совсем близко - и ты сам становишься частью того игрушечного мира, который видел только что далеко внизу.

Внизу.

Город Амстердам необыкновенно игрушечный сверху. Из иллюминатора самолета видны ровные ряды домиков с черепичной крышей. Они стоят квадратами или линиями, или изгибаются все такими же ровными змейками. Как Лего. Очень правильный это город. Конечно, если смотреть на него сверху, с того расстояния, когда машины на мостовой кажутся крохотными точками. Или, может, чуть больше. Я люблю летать. Это каждый раз путешествие в новый мир. В каждый такой мир можно попасть только один раз. Я очень люблю летать, но я расскажу об этом потом.

Амстердам неплохой город, но мне бы там не хотелось жить. Там красивые дома. Узкие и высокие. С крутыми лестницами и крюками на фасадах. С большущими окнами и высокими потолками. Они все разные. И не один тебе не запомнится. Там холодно и часто льют дожди. Но люди тебе улыбаются и знают английский. Это не мешает им пытаться сбить тебя на велосипеде. Это хороший город, но он бы никогда не смог стать для меня родным. Зато там есть музей кошек, в котором я, впрочем, не была.

И вкусная селедка. Продается в киосках, как хот-доги.

Мельницы в Голландии хороши. А ещё хороши козлы, живущие на ферме. Скоро тут будет доказательство.

Мне попался ломограф. Вообще-то, я не собиралась никогда её интересоваться. Но я увидела фотоаппарат с 4-мя объективами и подумала...я вообще не о том думала. Потому что, когда я в отеле рассмотрела это чудо, то долго смеялась. У него нет видоискателя. И батареек. Он фотографирует на пленку. Это весело. Кажется.

Очень занятное ощущение тревоги и предвкушения. Я не знаю, какие получатся кадры. Я вообще не знаю, получится ли что-то. Но я упорно ношу его с собой и иногда фотографирую. И дергаю за веревочку, чтобы перевести кадр. Я ценю кадры даже на своём цифровом фотоаппарате. Моем самом любимом и верном.

Был ещё Брюссель. И Брюгге. И город Гент с прекрасными замками. В которых я тоже не была. Зато была в чудесном католическом соборе. Очень богато украшенном, но очень сильно лишенным своей...соборности. Быть может, когда проводят службу всё меняется, но мне кажется, что выставка какого-то там современного искусства немного мешает. Я не католик, не православная, вообще никакая. Но мне нравится это ощущение таинства в действующих костелах. И когда играет орган.

А ещё был Аэропорт в Швейцарии. Прямого рейса не было, так что я получала удовольствие сегодня в двойном объеме. Мы два раза взлетали и два раза садились. Это забавный аэропорт. Ты идешь, идешь. Спускаешься вниз, ещё ниже. И ещё ниже. Иногда катается на плоских эскалаторах. Не знаю, как они называются. Ленты?

о лентах эскалаторных

Спускаешься совсем низко. Там паспортный контроль и приятный мальчик, который не просто приятно улыбнулся, но и даже поговорил немного. Это здоровски поднимает настроение. О чем говорили? О футболе и английском языке.

Дальше едешь на монорельсе. Очень быстром, гладком и белом. Минуты три. И успеваешь как раз к началу посадки. Трансферные перелеты могут быть хлопотными.
Кажется, аэропорт Цюриха произвел на меня большее впечатление, чем некоторые увиденные города. А ещё горы. Такие красивые. Я сначала подумала, что это облака. Но оказалось, это снег. Я бы хотела побывать в Швейцарии. Я поняла это сегодня, когда увидела её совсем близко. Но точно не сейчас. И хотя горы красивы, я не хочу думать о снежных шапках на их макушках. Я хочу тепла.

Потому я дома. Дома тоже шли дожди. Но сегодня солнечно и тепло. Так что я рискую все таки одеть юбку. Даже боясь замерзнуть, я устала от штанов и курток, закрывающих кожу. Мне почти ненавистна мысль снова влазить в джинсы. И лето меня не подводит. Не жарко, да. И ветерок прохладный. Но не настолько, чтобы хотеть одеть что-то поверх футболки. Приятно.

Хотела бы я посмотреть на лица тех, кто будет проявлять пленку. Все таки четыре кадра в одном - не каждый день увидишь.
Так что надо поскорее доснять её до конца.

А пока - спать. Ведь это не все, что можно рассказать.

Только вот ощущение игрушечного мира не покидает меня до сих пор.
Разница только в том, что опустившись на землю, я тоже стаю его частью.

А тут будет красивая картинка, когда я высплюсь.

@темы: Я, красота, мир, путешествия

Дворец Памяти

главная