Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Чувства (список заголовков)
00:46 

Запись сто двадцать восьмая.

Не верится, что тепло.
Тело не доверяет тому, что чувствует. Я ощущаю легкую настороженность. Слегка скованны движения, выжидательное напряжение.
Разум не доверяет тому, что видит. Вот-вот кажется, разрушится волшебство. Налетит ледяной ветер и разорвет в клочья лепестки ароматных цветов.
Потому на поясе узлом завязана куртка. Потому на мне джинсы, хоть и тонкие, но все же.
Потому кроссовки, а не босоножки.
Мы перестраховщики.

А ведь сегодня было действительно жарко. Даже воздух раскалился и стало сложно дышать. Солнце выжгло за день всю весеннюю свежесть.


Зато появились поляны одуванчиков!

Как быстро.

А я сфотографировала красоту.





@темы: мир, весна, чувства

00:43 

Запись сто двадцать седьмая.

Сегодня зацвели абрикосы.

А я захотела стать зайчиком.
Но ноут разряжается.


@темы: Я, весна, красота, мир, чувства

00:41 

Запись сто двадцать шестая. Диалоги.

Болею. День первый.
"А вдруг повезет и завтра все уже восстановится?..."

Утро второго дня.
Шморг-шморг. "Не повезло. Надо было выпить фервекс что ли...фу, гадость..."

Вечер второго дня
"Ну если четыре ложки сахара, то пить можно...Может, налить полчашки?..."

Ночь.
ПРИШЕЛЬЦЫ, ПРЕСЛЕДОВАНИЯ, ДРУГИЕ ПЛАНЕТЫ, ИНОПЛАНЕТНЫЙ КОЛЛЕДЖ.

Утро третьего дня.
"О.О ничего себе..."

Вечер третьего дня.
"Полчашки...дааа..."

Ночь.
ПОБЕГ, ДИКОВИННЫЙ РЕСТОРАН, ПОДЗЕМНОЕ ЦАРСТВО ФЕЙ, РУСАЛКИ, ИГРАЮ НА ОРГАНЕ, КОТОРЫЙ САМ МНЕ ПОМОГАЕТ ИГРАТЬ.

Утро четвертого дня.
"О___О....ё..."

Вечер четвертого дня.
"Бггг...так, сахару можно три ложки, а налить на одну треть..."

Ночь.
СТАРОЕ ЗДАНИЕ, АТМОСФЕРА ДИККЕНСА, Я - ГЕРДА, КОЛЕЧКО С САПФИРОМ (то, которое когда-нибудь я обязательно куплю), ПСИХОДЕЛ, КОТОРЫЙ НЕ ПОДЛЕЖИТ ОСМЫСЛЕНИЮ ПОСЛЕ ПРОБУЖДЕНИЯ.

Утро пятого дня.
"^_________________^"

Вечер пятого дня.
Мама: Может, хватит уже фервекс пить?
Я: Не-не-не! И пропустить такую интересную серию?!!!!

Ждём-с.




хотя, эта картинка, наверное, больше в тему

@темы: Я, мир, сны, чувства

16:27 

Запись сто двадцать пятая.

Когда-нибудь я проснусь рано утром и стану легкой-легкой.
В окно будет ярко светить солнце, а небо будет восхитительно голубым.
Ветер приподнимет занавески, обнимет меня, пощекочет ресницы.

Я засмеюсь. Вдохну глубоко-глубоко и стану легче воздуха.
Буду подниматься выше и выше, не чувствуя холода высоты. Я превращусь в солнечного зайчика и прокачусь по черепичным крышам далекого города.
Я не пропущу ни одного окошка, яркой вспышкой буду отражаться от пыльных стекол. И буду смеяться, смеяться, смеяться.

А потом растворюсь в бесконечном голубом небе.

Мне будет хорошо, правда.


@темы: чувства, мир, красота, Я

20:00 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
23:23 

Запись сто двадцать четвертая. Счастливая.

Понедельник. Утро.

Сегодня в 5.35 я шустро скатилась с верхней полки душного купе. Я прижалась к тебе тихонько, такому тихому и обманчиво беззащитному в утренней голубизне и сказала, что пора вставать. Мы почти приехали. Почти приехали из замечательного путешествия.
И только сейчас, набирая это на припылившейся за выходные клавиатуре, я понимаю, что ты выполнил своё обещание.
Ты подарил мне сказочный Львов.

каюсь

Всё-всё. Начинаю историю.

Пятница. Вечер.

Я сбежала задолго до того, как надо было бы выходить. Не могла я больше оставаться дома. Слишком устала, слишком-слишком! Я сбежала в весенних ботинках и клетчатом пальто. С не менее клетчатым зеленым рюкзаком за спиной. Я не чувствовала, что я уезжаю. Как будто просто вышла на прогулку. Как будто сегодня вечером я вернусь в свою постель. Как будто нет в маленьком кармашке, спрятанном глубоко внутри зеленой клетчатости, четырёх билетов на хрустящей под пальцами бумаге.

"Мы сбежим сегодня, сбежим-сбежим-сбежим" - говорю я себе, не веря собственным словам. Как будто не мои мысли. Как будто не мне они.
Я оставляю ощущение легкой вины за спиной, не хочу о ней думать. Я сбегаю из своего дома. А потом мы вместе сбегаем из твоего. Твоя мама вновь пытается меня закормить и я покорно запихиваюсь яблоком. Почему вежливый отказ никогда-никогда не работает? Но не важно. Яблоко съедено, а мы сбежали. На улице холодает, а солнце скрывается за деревьями, за дорогой и мостами. Ловко перекувыркивается через горизонт и всё. Город в темноте и фонарях. Всё привычно. Гуляем. И ты в третий раз спрашиваешь, взяла ли я билеты. Ещё раз и я тебя таки укушу!

На кассе я предъявляю тебя вместо паспорта. Тебя ближе искать.

Впереди вокзал. Он полон жизни и подозрительных личностей. Ещё полтора часа и мы бродим туда-сюда. Я порываюсь атаковать киоск с пончиками, но я обездвижена в профилактических целях. Но тут на табло появляется номер колии и пончики мгновенно позабыты. Мы бежим за прибывающим поездом. Не знаю, зачем, просто бежим, опережая шумную толпу школьников. И ты радуешься, что плацкарт нам не достался. Как и два-три класса орущих подростков в придачу к нему. С нами двое попутчиков. Какой-то непонятный дядька и мальчишка-студент. С первым я бы ни за что сама не заговорила. Но ты не я. Всего часик разговора и он уже не кажется таким подозрительным. А утром, выпрыгивая из вагона, он садит нас на трамвай и сорок минут водит по спящему центру под дождевой моросью. Пока мы не взываем с мольбой указать нам на место, где можно было бы перекусить.

В центре почти никого. Можно хорошо рассмотреть всю площадь. Такую, какая она есть. Такую, какой она бывает, до того, как наряжается в шумные толпы. Красота. Конечно, мне нравится черный дом. Его нельзя не заметить. Он и вправду первое, что я вижу, когда мы входим на площадь. Совсем не мрачный, как по мне. Потертости и трещины делают его даже нарядным.

Ты покупаешь чай в Макдональдсе. Его никто не пьет. Зато он греет пальцы. Они, правда, ещё не замерзли. На улице капает дождик и мой мягкий капюшон покрыт крошечными капельками. Которые, конечно, оказываются на твоем лице, когда я обнимаю тебя. И ты в отместку елозишь скользким капюшоном своей ветровки по моим щекам. Я отбиваюсь и смеюсь одновременно. Пора охотиться на завтрак. Мы возвращаемся на площадь. Странно, что когда я думаю о площади, мне представляется круг или какая-то неправильная фигура. А тут квадрат. (Или прямоугольник?) И множество туннелей-улочек между домами. От дождливого утра мы прячемся в кафе, в котором мы первые посетители. И завтрак восхитителен, хоть он и трудом помещается на маленьком круглом кофейном столике. Тут уютно. Но мы сюда не вернемся. Не в этот раз.

А потом ты предлагаешь заблудиться. Я с энтузиазмом киваю и тяну тебя за руку к красным воротам старого дома возле собора. Мой взгляд утыкается в табличку. ул. Федорова 1.
Заблудились. Мы смеемся. Вот так заблудились. Это дом, в котором мы будем жить. Через час приедут хозяева, чтобы провести нас на третий этаж и отдать ключи от уютной квартиры. А пока что мы исследуем. Внутри мы будто внутри квадратного колодца. Над нами небо в рамке застекленных балконов. А ещё там на небольшой пристройке у стенки сидит кошка с седыми ушами и носом. Дождь капает, кошка не обращает на меня внимания.

Но вот показалось солнышко. Мы исследовали уже две подворотни в окрестностях и ты даже угостил "интеллигентного львовского клошара" сигаретой. Клошар - это вроде как бомж по-французски. Но я не знаю французский и даже не знаю, правильно ли я это написала.

Приехали хозяева квартиры со шваброй наперевес.

Мы поднимаемся по витым деревянным ступеням, стертыми по краю временем и тысячами тысяч шагов.

Через деревянную покрашенную в кирпичный цвет дверь мы попадаем в узкий коридорчик. Там уютно жмутся друг к другу мешки с картошкой и луком, стоит шкаф и натянуты три бельевых веревки с влажным бельем. Даже мне с трудом удается лавировать в узком оставшемся проходе. Тем занятнее, что он заканчивается современной металлической дверью. Сбоку ютится другая дверь, более подходящая для этих скрипящих полов из крашенных досок. Но своих соседей мы не увидим за эти два дня. Это и к лучшему. Мы довольно шумные жители.

Попадая в квартиру, кажется, что это не может быть тот самый дом, в который мы входили. Внутри очень современно, чисто и уютно. Правда прохладно. Хочу сказать, что хозяева замечательные люди и квартира чудесная. Заселили нас намного раньше, чем должны были бы, а выселили на пару часов позже.

Конечно, мы немного задержались внутри, приводя себя в порядок после поезда, и давая себе время понежится в постели.
А тем временем из-за облаков выглянуло солнце, а завтрак благополучно оказался забыт. Мужской организм - он такой. Не успел поесть, снова голоден.
В соседнем доме расположилась уютная кнайпа - пицца на дровах. Вкуснейшая штука! Восхитительно было наблюдать, как она летает в руках повара и становится больше и больше. А цены за кофе здесь были приятнее.
Запасы были пополнены, погода улыбалась нам ярким солнышком и мы ушли знакомиться с городом. Забежали в музей-аптеку, посмотрели на гигантские ампулы и всевозможные мензурки и реторты.

Наверное, очень долго будет перечислять все, что мы делали. Я наконец-то путешествовала так, как я хотела. Без обязательных музеев, популярных мест. С множеством улочек и подворотен. А в очень скором времени наше путешествие превратилось в гастрономический тур. Во Львове бесчисленное множество кафе и каждое со своей особой атмосферой, настроением. Совсем не так, как в безликих сетях одинаковых ресторанах, которые одинаковы и в разных частях города, и в разных городах.

Кофе лилось рекой. Я, кажется, выпила годовую свою норму за эти два дня.
В Медивне, наверное, вкусная медовуха. Но я совсем не люблю алкоголь, потому не могу его и нахваливать. Зато сало там восхитительное. А подаваемая с ним горчица пробирает до глубины души. Вкуснота!

Потом было много подворотен, много блужданий, много людей, много-много уютных двориков. Настолько много, что мне казалось, я упаду на кровать и засну, не раздеваясь.
Но нет. Заснули мы нескоро.

А утром ты сбежал на кухню готовить завтрак. Моё сознание летало на границе сна и яви, я слушала как ты гремишь тарелками, как скрипит пол от твоих шагов.
Ты знаешь, ты милый утром. На голове все торчит в разные стороны, щеки опухшие от сна и полуприкрытые глаза. А ещё ты молчишь и я старательно отгоняю мысли, что ты чем-то недоволен. Впрочем, я тоже хороша. Длинные волосы растрепались и вокруг моей головы пушистое облако, а на плече отпечаток складок простыни.

Может, я излишне романтична. Но мне нравится наслаждаться тобой.
И гренки твои восхитительны. Правда, сковороду отмыть до конца так и не удалось.
И даже сахар в чай ты положил так, как я люблю.

Нас ждет ещё один день путешествия.

Мы ели жареные каштаны и мерили смешные очки в магазине. Ты, конечно, выбрал себе новые "на убой". Мне они совсем не идут, но это не мешает напяливать их на себя. В них так темно! Как ты будешь в них кататься на велосипеде?

Единственный невкусный кофе - это кофе с велокофейни. Даже не невкусный. Обычный. Оно того не стоит.
А ещё оказывается, что вчера мы потратили уйму денег. Почти все на еду и кофе с чаевыми.

Потратить их на "концерт органной музыки" было большой ошибкой. Во Львов два таких органных зала. Мы явно выбрали не тот. Если будете во Львове не идите в тот, что в музее истории религии. Там маленький грустный орган, над которым издевается злая тетка, пропуская уйму нот, которые она не успевает сыграть. Помещение там аленькое и совсем неправильно для органа, звук разбивается о низкий потолок и стекает по округлым стенам. Мне жаль, так жаль этот орган! Он совсем не там, где должен быть и его клавиш касаются неумелые грубые руки. Мы сбегаем после четвертой композиции. Это невежливо, но то, как это звучит, невыносимо. В другой раз мы обязательно не поленимся пойти в тот, другой.

Мы убегаем, убегаем, убегаем. Ты злишься на такой концерт. Ты больше разбираешься в музыке.
Мы не смотрим, куда идем, просто оказываемся на углу возле "Кофейной копальни".
И я вспоминаю, что вчера видела заметку об этом кафе в интернете, потому тащу тебя поскорее внутрь.
Внутри вкусно пахнет кофе. За стеклом парень в темном фартуке обжаривает зерна на специальной машине. А очередь в кассу за кофе закручивается, как улитка.
Длинный-длинный коридор заканчивается большим зеркалом и кафе кажется бесконечным. Почти все места заняты. Я интуитивно сворачиваю в единственное ответвление и вижу винтовую лестницу вниз, в темноту. Конечно, мы спускаемся.

Нам выдают каски с блямбами "Львiвська копальня". Она не держится на моей голове и, кажется, я в ней очень смешная. Мы бродим по темным кофе-шахтам и ты слушаешь мои восхищенные писки.
Пока не доходим до места. Это самый удивительный кофе, который только можно придумать.
Мой - с карамельной корочкой. Парень в комбинезоне и каске запаивает корочку из сахара, корицы и молочной пенки паяльной лампой. Удивительно, но чашка остывает очень быстро.
Твой кофе ещё более горящий, чем мой. Горит водопад из алкоголя, который льется тонкой струйкой из бокала в металлическую чашку. Горит и деревянный стол уже, но кофейный шахтер привычно гасит все хлопком ладони, ещё до того, как я успею пискнуть. Твой кофе горький, очень горький. А мой сладкий, карамельную корочку я бережно снимаю ложкой.

Мы все ещё забегаем в подворотни.
И все ещё заходим в интересные кафешки. Например, с выпечкой. Тут висят сотни всевозможных скалок и умопомрачительно пахнет ванилью и свежей сдобой. Но в меня уже не влезет ни кусочка. Потому я просто думаю "в следующий раз обязательно!". То же, когда мы натыкаемся на "самое дорогое кафе". Там за самые простые заказы приносят громадный счет и цену сбросят настолько, насколько сможешь сторговаться. И ещё много-много всего.

Сегодня намного холоднее. Мы коротаем время до поезда в скверах. Я даже взбираюсь на очень высокий пень.
Уже не так много времени осталось. И мы идем в "кав'ярню на бомбетлі" - милое и уютное заведение, где не так много еды, сколько пива. И вкусная колбаса с непроизносимым названием.

Уже темно. Мы ждем трамвай, который отвезет нас на вокзал. Я в капюшоне и твоих очках. Мне холодно и я дрожу. Потому я прыгаю и говорю, что я беглая рок звезда, а ты мой телохранитель. Правда я совсем не умею петь. В отличии от тебя. Так что рок звездой быть тебе. И приходится менять легенду. Теперь я беглая принцесса. А ты рок звезда, которая сбегает со мной. Ты с сарказмом заявляешь, что какая ты рок звезда, если тебя никто не узнает. Но это все неважно.
Неважно. И неважно. И все ещё неважно.

Вот мы и на вокзале. В темноте мы бежим по перрону. Просто так. Ты удерживаешь меня за рюкзак, а я упорно тащу тебя вперед, размахивая руками как самолет. Ты, конечно, сильнее. Мы смеемся и бежим вперед за своим тринадцатым вагоном.

Это почти конец нашего путешествия. Завтра тебе на работу, мне - домой. Завтра нас встретит дождливый Киев.

Но пока мы ещё на платформе во Львове. И другого города пока не существует.

Я люблю тебя.



А завтра я обязательно добавлю фотографии.

@темы: Я, весна, красота, мир, путешествия, чувства

14:51 

Запись мимо пробегавшей Алисы.

Которая вернулась из орода Львов ранним поездом, опоздавшем минут на 8 на сероутренний киевский вокзал.
Которой многое есть что рассказать, хоть показать получится немного.
Но которая вынуждена бежать за коварным белым кроликом, который заманивает её на работу.



@темы: мир, чувства

20:09 

Запись сто двадцать третья.

Воробьи смущенно сдуваются, стоит задержать на них пристальный взгляд.
Только одного это не смутило. Видимо, собственное тепло было важнее ему, чем то, что о нем подумаю я.
Я не хотела выходить, но и в то же время мне нужно было вдохнуть немного воздуха. В квартире его почти не осталось, не смотря на приоткрытые окна и легкие занавески.
Так мы и шли. Я, слева лиса, справа душа.

Двое парней с детским восторгом возились с игрушечной машинкой. Её большие колеса смешно подпрыгивали на неровностях тротуарных плит. Лиса поганялась за ней. Душа заинтересовалась. Я смотрела прямо, делая вид, что не замечаю её. И все же я видела. Как скачут колеса, как раскачивается легкий пластмассовый корпус.
Душа спросила меня, зачем я все это делаю. Я не знала, что ей ответить. Лиса бежала рядом, рыща носом и вдыхая аромат свежей земли. Она не нуждалась в том, чтобы я координировала её. Она бежала резво, по безумной траэктории, которую я не бралась предугадать. Я отпускаю её как поток мыслей, позволяя петлять в этом мире так же легко, как и случайные мысли в моей голове. Душу же надо воображать. Стоит посмотреть на неё в упор и её не видно. Можно смотреть только краем глаза. Как будто она эльф из ирландских баллад. Каверзности у неё не меньше.

Она улыбается, хотя знает каково мне. У неё невеселая улыбка. Но все же она улыбается. Даже я не знаю, зачем.
Но я точно решила.
Весны не будет, пока я не стану чуть-чуть счастливее.
Я это чувствую.


Я хочу назад в свою сказку. Но я забыла свою дорогу.

@темы: чувства, мир, Я

21:08 

Запись сто двадцать первая.

Какие странные мне снятся сны.
Мой утренний сон я забыла как только проснулась. И все же, что-то напомнило мне о нем. И он по кусочкам вернулся ко мне. Пускай обрывочно и неполно, но я вспомнила каким четким и отчасти пугающим он был. Всё же его смысл ускользает от меня. Но он где-то внутри меня, я чувствую, что где-то в моей памяти он хранится целиком, но что-то мешает вспомнить. Это не похоже на преграду. Как будто все воспоминания о сне где-то на поверхности. И всё же. Будто я не хочу его вспоминать, хоть там и не было ничего такого, что могло бы всерьез меня расстроить или напугать.
И вот снова сон. Он почти ускользнул от меня, но я схватила его за хвост. Их было два, последний такой странный.
Ведь вначале я была такая легкая, смеящаяся. Я отталкивалась от земли и легко парила. Касалась рукой каких-то странных лестниц и играючи подтягивалась на перекладинах-ступенях. Казалось, что я держусь за них только по привычке. Что эта опора не нужна моему телу, она нужна моему сознанию. Ржавые переходы, лестницы, поезда. Поезда? Там была электричка. С плавными изгибами линий, острым носом...она была заброшена. Как будто устарела и стоит на путях давным-давно, грязная и тоже ржавеющая. Я не смотрела наверх, но мне чувствовалось, что небо голубое.

А в конце все поменялось. Как будто притяжение вспомнило про меня. И это при том, что я убегала. Сначала мне казалось это легким. Лишь чуть сложнее стало маневрировать, чуть непослушнее стали движения. Но потом я почувствовала, как давит на ладони ржавые тонкие перекладины, как тянет меня книзу, к земле. Это не напугало. Это вызвало такое странное чувство...невосполнимой утраты и сожаления.

И я проснулась.

А на улице наконец-то перестал лететь снег.




@темы: мир, сны, чувства

21:21 

Запись сто девятнадцатая.

К вечеру всё порозовело.
Я обратила на это внимание на любимом переезде в открытой части метро. И вместе с тем пришла другая мысль.
Под мерный стук колес я думала как много мыслей потеряно за день. Какое неисчислимое множество их пролетает яркими вспышками в голове, такие шустрые и ослепительно светлые, насыщенные.

Они исчезают. Каждую секунду они забываются. Вот они есть, и вот они забыты. Мгновение, в котором они успели родиться, осознаться и умереть слишком коротко. Мы помним обдуманные громоздкие мысли, порой разумные, порой не очень, порой нужные, порой бестолковые. Но ежесекундно теряем ослепительные мысли-вспышки.
Какими бы яркими они ни были, они живут совсем в другом времени. В том времени, в каком мы не успеваем жить.


@темы: Я, мир, чувства

00:04 

Запись сто восемнадцатая. О ПЧ и тучах.

Воздух промок. До самой последней молекулы. У меня мокрые волосы, кожа покрыта тонкой пленокой воды.
Такой вот первый весенний дождь. В тяжелых серых тучах, давящих на город своими тяжелыми свинцовыми животами.

А у меня четыре билета на подвешенном мобиле. Два туда, два назад. Мою верхнюю полку никому не отдам. Мы будем ехать ночью далеко-далеко на стучащем колесами поездом.

Но это будет через месяц.

А сейчас, хочу сказать привет всем новоприбывшим.
Расскажете мне пару слов о себе?


@темы: мир, чувства

23:11 

Запись сто шестнадцатая.

Сегодня восхитительно солнечный день.
Хоть от холода мои пальцы мгновенно краснеют и перестают слушаться, мне радостно и хочется вопреки всему скинуть с себя надоевшие зимние вещи.
А потом не замечать холода, гуляя с другом, которого так давно не видела в вечернем парке.
Наверное, мы меняемся.
Но я ещё раз убедилась, что есть люди, для которых всегда есть место в моем сердце, сколько бы времени не прошло. И пускай с моих щек сошла так легкая округлость, которая осталась лишь на фотографиях, пусть у него не пушистая шевелюра и легкая усталость на лице. Пусть взрывная прыть и беспардонность сменились ленным спокойствием у обоих. Это неважно. Потому что я чувствую, что его руки такие же теплые, они так же греют мои вечно мерзнущие пальцы. Потому что его глаза всё такие же. В них весеннее утреннее небо и белые облачка.

Это делает меня счастливой.

В деканате, секретарь, которая собирается уходить:

- Здравствуйте! А можно забрать свой диплом?
-(радушно) Да, конечно! А за какой Вам год?
*наш с Тошкой общий смех*


Видимо, есть и те, кто приходит за ним гораздо позже, чем через полгода.


@темы: чувства, мир, друзья

10:53 

Я не злопамятная. Просто я злая и у меня хорошая память.

Здоровый сорокалетний дядька самоутвердился за счет двадцатилетней девушки.

Как там в поговорке? Как отнять конфетку у ребенка?

А смысл?
Смысл в том, что кто-то пойдет искать новую работу с завтрашнего дня.

@темы: Я, чувства

02:22 

Мысли вслух.

Февральское обострение паранойи.

Мне нельзя писать детективы. Они будут слишком запутаны, и есть вероятность, что убийца скроется от правосудия.



@темы: Я, чувства

01:56 

Запись сто тринадцатая.

Я знаю, зачем придумали календари.
Чтобы с зимнии холодные одинаковые дни, которые никогда не кончаются, помнить о том, что весна придет.
Только люди все равно сомневаются. Смотрят недоверчиво, кутаются потеплее, колются друг о друга, будто шипами поросли.
А лучше бы мягкой шерстью. Но нет. Все колючие.

Скоро откроется ларек с лимонным мороженым.
Это самое солнечное мороженое, которое только есть в мире.

От него я всегда улыбаюсь.


Некоторые берут лимонное напополам с шоколадным.
Неправильно это. Лимонная солнечность должна быть абсолютной.



@темы: мир, чувства

18:00 

Запись сто десятая.

Воробьи промокли.
Промокли и сдулись. Их взъерошенные хохолки торчат на темных головках.
Они выглядят возмущенными.

Такая погода, когда промокают воробьи.


@темы: чувства, мир

02:32 

Запись сто девятая.

Я чувствую себя подснежником.
Мне кажется, я просыпаюсь, когда на сером ватном небе тонкими лентами вьются белые солнечные лучи. Эти мгновения так малы, что кажутся ненастоящими. Ещё минуту назад на моей щеке грелся слабенький солнечный зайчик. А теперь он расстаял. И я не помню, не могу помнить, был ли он на самом деле или же это все лишь игры воображения, красивая картинка памяти того, чего никогда не было.

Но когда-нибудь, я верю, я проснусь.

Я подснежник, который хочет проснуться ландышем теплым майским днем.




@темы: Я, весна, мир, чувства

23:07 

Запись сто восьмая. Шизофреническая.

Получила зарплату.

Купила лису-брелок, тюльпаны и конфеты.

В голове бардак, а за окном синички.
Сейчас синички уже спят вообще-то.

Они спокойно спят, пока меня будоражит насущный вопрос.

Как правильно? В выхухоле, в выхухле, в выхухоли?

Кажется, никак. Значит, в выхухо...в ней самой быть ничего не может.

Вывод: выхухоль внутри пустая.


@темы: чувства, мир, где мой мозг?, Я

22:35 

Запись сто седьмая.

Всё, что остается, это попытаться дождаться весны.

Мне так не хватает солнца.



@темы: Я, мир, чувства

01:45 

Запись сто четвертая.

Я ем гранат ложкой.

И думаю о том, как хочется наконец проснуться. Сбежать куда-то, на красивую картинку и, может, жить там, придуманной жизнью.
Или наоборот. Заснуть и позволить раствориться себе в ярком невозможном сне.

Только бы не находиться в серой мгле между сном и явью.

Сегодня во сне я летала на неком подобии футуристической машины-челнока. Да-да, эта помесь машинки-переростка из детского аттракциона "Автодром" и больного воображения писателя-фантаста. И это было очень весело. Особенно та часть про погром в магазине и феерверки.


@темы: Я, мир, сны, чувства

Дворец Памяти

главная